soullaway (soullaway) wrote,
soullaway
soullaway

Category:

Рассказ о багровой дверной ручке.


В руках у Яна была газета. Она еще хранила запах типографии. Дешевая краска сливалась в буквы и сложносочинённые предложения. Передовица от семнадцатого мая рассказывала об очередном митинге рабочих с доков. Ниже шла статья о внешней политике. Встряхнув газету, Ян отложил её на журнальный столик. Там уже успела скопиться целая стопка похожих газет. Кроме газет на столике нашла приют коробка с недоеденным куском пиццы и пустая бутылка из-под пива. Чуть дальше стоял телефон с потерявшейся единицей.
- Херня какая-то. – Ян встал и прошелся по комнате. Привычка разговаривать с самим собой у него появилась с детства. Озираясь, он обратил внимание на дверную ручку. Старая, добротная ручка почему-то вызвала приступ раздражения. Ручка была железной. Такие делали в прошлом веке. К самой двери примостился миниатюрный штурвал, дальше шла какая-то загогулина усеянная сеткой, и в неё было вставлено кольцо. Кольцо было натёрто до блеска.
- Моряк что ли тут жил? Хотя какое море? Какие в жопу моряки? – Ответом послужила ватная тишина. Ян оглядел внимательно комнату. Диван с комком мятого постельного белья вызывал тоску. Шкаф, напоминающий гроб так же не приносил радости. В углу пылилась гитара. Рядом с ней скрутились провода, напоминая клубок змей. Там же стоял проигрыватель, и лежало несколько пластинок. Ян подошел к проигрывателю и посмотрел на разбросанные пластинки. На самой верхней был изображен молодой мужчина в пиджаке на голое тело и джинсах. Ноги у мужчины были обрезаны. Снимок был чёрно-белым без какого-либо ярко-выраженного фона. Хотя глядя на обложку складывалось впечатление, что мужчина танцует. Несколько ярких белых полос словно приводили фотоснимок в движение.
Ян нагнулся и вытряхнул пластинку. Аккуратно поставил её в проигрыватель и, услышав знакомое шипение немного успокоился. С первыми аккордами он снова начал бродить по комнате и тут его взгляд упал на дверную ручку. Штурвал стал немного тусклым. Кольцо же словно покрылось болотной тиной.
- Чудеса какие-то. – Ответом послужила следующая песня. Мужчина в пиджаке на голое тело и джинсах знал свое дело. Извиваясь как игуана, он сыпал аккордами, россыпями барабанов и извлекал из самого своего нутра кристально чистую поэзию. Поэзия превращалась в аккуратный вокал и стройные ряды мелодий.
Ян же тем временем решил пройти на кухню. Прикасаться к дверной ручке ему не хотелось. Он снял рубашку и попробовал набросить её на дверь. Баскетболист из него был неважнецкий. Рубашка спикировала вниз. Поразмыслив, Ян прикрыл глаза рукой и, подкравшись к двери забрал рубашку. Затем намотал её на руку и, подойдя к двери, уверенно схватился за ручку. Дёрнул дверь на себя и выскочил в коридор. Дверь закрылась, музыка стала звучать нестерпимо тихо. Словно из бочки. Разозлившись, он ногой распахнул дверь в комнату и побрёл на кухню. Заглянул в раковину. Посмотрел на стол и аккуратно составленные стулья. На кухне в отличие от комнаты царил идеальный порядок. Здесь не были разбросаны вещи, и самое главное не было проклятой и пугающей дверной ручки. Музыка звучала всё громче, но где-то далёко на неё стали накладываться какие-то посторонние звуки. Ян подошел к окну. На улице было тихо. Подумав, он выдернул шнур холодильника из розетки. Звуки усилились. Стиснув зубы, Ян отправился обратно в комнату. Раздражение наполнило его, и было готово вылиться на бумагу новыми стихами. В комнате всё было, так же как и пару минут назад. Он побрел дальше по коридору. Заглянул в детскую. Дочь, свернувшись калачиком, спала рядом с супругой Яна. Улыбнувшись, Ян немного успокоился.
- С чего бы вдруг? – шёпотом спросил он. Ответом послужил срежет гитары из его комнаты. Словно кто-то пытался подыгрывать мелодии с пластинки, но нестерпимо фальшивил и попадал мимо нот. Ян пробрался в свою комнату и с ужасом обнаружил, что дверная ручка стала красной. Штурвал покрылся багровым оттенком, а кольцо медленно вращалось и издавало скрежет напоминающий звуки гитары. Медленно отступив в коридор, Ян почувствовал, что на него начинает накатывать очередной приступ эпилепсии. Своих приступов он опасался, но ничего поделать с ними не мог. Несколько дней назад он упал во время собственного выступления на сцену и бился две минуты в конвульсиях. Зрители решили, что это часть шоу, но Яну было совсем не до шоу. Позже умываясь в гримерке, он с ужасом представил себе, что приступ может случиться повторно во время предстоящих гастролей.
Прислонившись к стене, Ян разглядывал дверную ручку и вращающееся кольцо, которое играло всеми оттенками алых стягов. Приглядевшись, он вдруг понял, что штурвал начал чернеть. Смесь красного и чёрного цвета вызывала иллюзию, что он медленно тлеет. Словно под гипнозом Ян прошел на кухню и, оглядевшись, увидел веревку для сушки белья. Схватив её, он торопливо сделал петлю и примерил на себя. Размер был идеальным.
Спокойствие теплой волной окатило Яна. Он понял, что никакого приступа с ним не случится. Расслабившись, он привязал верёвку к дверной ручке и просунул голову в петлю. Выдохнул и резко опустился на пол. Усилий ему потребовалось немного. Всю основную работу по удушению выполнил штурвал. И когда Ян выпустил предсмертный воздух из лёгких, штурвал сначала почернел, а затем вернулся в свое обычное состояние.
***
На первой полосе газеты от 23 мая, которую любил читать Ян, красовалась его собственная фотография с громким заголовком о суициде. Ни он, ни дверная ручка этого уже не увидели.
Tags: Выдумка, Гремит моя музыка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Непривлекательность современной России.

    1 Давайте сегодня с вами попробуем влезть в голову молодого человека проживающего не в России, а в какой-нибудь из постсоветских стран.…

  • 36

    Не любитель я своего дня рождения. И поздравлений стесняюсь. Особенно когда застолье и тосты всякие говорят. Одна радость, что самому ничего…

  • Гришка Сахаров

    Мне всегда хотелось в разговоре, словно невзначай обронить диковинное слово вестибюль. Хорошее слово, породистое и столичное. Никто им не…

promo soullaway october 30, 2017 19:33 34
Buy for 50 tokens
Когда в комментариях первый раз мне посоветовали написать книгу по истории нашей рок музыки, я улыбнулся. Потом мне посоветовали это сделать второй раз, третий, пятый. Я задумался. Крепко задумался. Ребята и девчата. Какую я могу написать книгу? Я не очевидец каких-то событий, я незнаком ни с кем,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments