March 31st, 2020

Журов Лёха

Журов был весь какой-то несуразный и нелепый. Я как увидел его, так сразу и обомлел. Он нацепил форменную рубашку с погонами и джинсы. В таком виде явился на работу. Операм, то есть нам, форму полагалось носить исключительно на дежурстве в конторе. Всё остальное время рекомендовалось ходить в гражданской форме одежды. По желанию можно было не бриться и не стричься. Желание, правда, такое было лишь у меня. Лёха же решил, что раз ему вручили погоны, и он даже выпил водки за званье лейтенанта, то теперь об этом должны знать все. Ничего дурного конечно в ношении формы нет. Но нельзя нацепить рубашку с погонами и джинсы. Это как минимум неприлично. Впрочем, если бы он купил килограмм героина, то на его выходку начальство не обратило бы внимания. В принципе начальство устроило бы, если бы он купил хотя бы один грамм. Но Журов купил газировки в ближайшем магазине и с важным видом прошёл по коридору. 

- Лёш, ты обалдел?

- Здравия желаю!

- Живо в мой кабинет. – Владимирович был не в восторге от Лешкиной выходки. Владимирович это наш начальник. Ещё он был не в восторге от раскрываемости и отчётности. Из кабинета посыпался отборный мат преимущественно на повышенных тонах. Затем раздался звук удара кулаком по столу. Так Владимирович делал, когда совсем уж сильно гневался. А надо сказать, что вывести его из себя было непросто. Журову это удавалось. На первый взгляд безобидный, абсолютно оторванный от преступного мира Лёшка умудрялся регулярно выдавать что-то такое, что злило начальство. Например, он выносил документы с грифом секретно из конторы. Все так иногда делали, но только он умудрялся забывать их в кафе.

Collapse )
promo soullaway октябрь 30, 2017 19:33 34
Buy for 50 tokens
Когда в комментариях первый раз мне посоветовали написать книгу по истории нашей рок музыки, я улыбнулся. Потом мне посоветовали это сделать второй раз, третий, пятый. Я задумался. Крепко задумался. Ребята и девчата. Какую я могу написать книгу? Я не очевидец каких-то событий, я незнаком ни с кем,…