soullaway (soullaway) wrote,
soullaway
soullaway

Categories:

Достоевский.

Карты как всегда были не те. Они никогда не бывают те. Вечер вымотал Фёдора до головокружительной тошноты. Он курил очередную сигарету и пытался натягивать карты. Натягиванием называлось медленное выдвижение одной карты из-под другой. Помочь в игре это не могло никак, но хотя бы создавало иллюзию своего собственного влияния на фортуну.

Под потолком висела лампочка, рассеивая подвальный сумрак. Вокруг самодельного столика сидели несколько человек, держа в руках карты. Лица каждого из сидящих демонстрировали напускное равнодушие. Надевать маску и не выдавать эмоций, было частью игры.

- Дерьмо. – Фёдор швырнул три карту на стол рубашкой вверх. – Чего смотрите? Зарыл. – Сидящий напротив него Лёня усмехнулся. Теперь Федя, словно не существовал для оставшихся в игре.

Каждая фраза, произносимая во время игры, была хлесткой и увесистой.

- Дальше.

- Прошел.

- Зарыл.

- Встаем? – Оставшиеся два игрока открыли карты. – О, свара.

- Я ввариваюсь. – Фёдор стряхнул пепел, посмотрел исподлобья на смятые купюры и горку железных монет на столе. – Сколько там?
- Там десятка. – Фёдор достал из кармана и швырнул на кон купюру. – Поехали. - Лешка быстро перетасовал колоду и протянул сидящему справа парню подснять. Затем равнодушно по часовой стрелке раздал карты на троих. – Вскрываемся сразу? – Уточнил он. – Да. – Карты легли на стол. Федя усмехнулся и сгреб все деньги с кона. Ему наконец-то повезло.

- Продолжаем? – Вопрос от Лёни был риторическим. Собравшиеся в подвале люди пришли играть. Профессия, образование, вероисповедание, семейные проблемы, политика – всё это осталось где-то наверху. Где-то там, за тяжелой дверью подвала. В подвале собирались играть.

Для игрока не существует ничего важнее процесса игры. Однажды в подвал приходил участковый. Никто из игроков не шелохнулся. Человека в форме восприняли как некий фон. Федя, так же как и всегда натягивал карты, Лёня вглядывался в лица игроков со своей дерзкой улыбкой. Участковый внимательно посмотрел на кон, где лежала его месячная зарплата. Молча присел рядом с Тайсоном. Заглянул в его карты. Затем собрался с духом и поинтересовался, не смущает ли игроков его присутствие.

Участковый был небольшого роста и с характерной внешностью подростка. Есть такой тип людей, которые не меняются годами. Лишь к тридцати у них начинает расти щетина, лишь к сорока они перестают быть похожими на студентов.

Внешность Тайсона была прямо противоположной. Его руки напоминали большие совковые лопаты. За три дня на лице отрастала щетина, напоминающая огромную щётку по металлу. Два верхних зуба по-цыгански блестели золотом. Одежду своих размеров он находил с трудом. Повернувшись к участковому, он внимательно посмотрел на него. Оценил словно забавный экспонат из музея. Примерно так фермер осматривает невиданных доселе жуков.

- Товарищ, вы нам совсем не мешаете. Хотите, присоединяйтесь.

- Вы тут распитием не занимаетесь?

- А я похож на пьющего? – Тайсон был похож на атлета с древнегреческих фресок. Алкоголь его перестал интересовать после первой же пьянки в девятом классе. Обнаружив, что он не контролирует своё тело, он удивился и больше не прикасался к бутылке.
- Да вроде нет. Ну, я тогда пойду? – Робко поинтересовался участковый. По нему было видно, что сложившаяся ситуация ему не нравится. В подвале он был лишним. Соседи на игроков не жаловались, пить здесь никто не пил. За пожар тоже можно было не опасаться. На столе стояла пепельница, сделанная из консервной банки.

- До свидания. – Ответил Тайсон. Остальные игроки даже не повернули головы. Фразы над столом были как всегда хлесткими и непонятными для посторонних.

- Дальше.

- Прошел.

- Да на фиг. Я зарыл.

Кроме участкового в подвал иногда забредали сантехники. Однажды кому-то из них пришла в голову мысль повесить на входную дверь замок. Федя с Тайсоном первыми обнаружили досадное препятствие. Поматюкавшись они уселись на лавочку во дворе. В шесть вечера должна была начаться игра. Без пяти подъехал Лёня. Оценив сдерживающий фактор в виде замка, он молча вернулся к машине и, достав гвоздодер, вернулся к замку. Ровно в шесть вечера все игроки сидели на своих местах и бойко сыпали привычными фразами. На самодельном столике в углу сиротливо лежал замок. Больше сантехники не покушались на помещение. Очередной передел территории закончился победой любителей азартных игр. Впрочем, любителями их никто не считал. Они были профессионалы.

Аккуратно взяв свои карты, Федя резко развернул их в своей руке. Они снова были не те. Фортуна, махнув рукой, скрылась из виду. Он молча швырнул карты на стол. Как всегда рубашкой кверху. – Я всё на сегодня. – Он встал. Для оставшихся людей за столом он не представлял интереса. Пожав равнодушные руки оставшимся игрокам, он вышел на улицу. На город опускались багровые сумерки. Ночь обещала быть холодной.

Пройдя через парк до трамвайной остановки, Федя остановился. Он вспомнил, что денег нет даже на проезд. Вздохнув, он неспешно побрел по разбитому тротуару. В мелких лужицах отражались облака и редкие птицы.

- Давай я тебе погадаю. – Фёдор поднял взгляд от расплывающегося в луже неба. Перед ним стояла молодая цыганка. Длинные волосы выглядывали из-под пёстрого платка, на лице красовалась загадочная улыбка. Взглянув в её глаза, Фёдор ощутил недоумение. Сквозь него прошла волна удивления и тревоги. Вспомнив, что цыганки могут гипнотизировать, он опустил взгляд ниже. На изящной шее красовался серебряный медальон. За белой рубахой угадывалась небольшая и аккуратная грудь. Синяя юбка скрывала стройные ноги. – Ну что ты меня разглядываешь как товар в магазине? – Усмехнулась цыганка. – Боишься и не доверяешь? – Фёдор смутился, но взглянул в лицо девушке. Обратил внимание на маленькую родинку возле её алых губ. Почему-то сразу представил, как целует цыганку. От этого он смутился еще больше и промолчал.

- Вижу, что не доверяешь. Меня зовут Тихея. А тебя?

- Федор.

- Как Достоевского. Красивое имя. – Фёдор удивился. В его представлении цыганки не читали книг и тем более не могли знать классика литературы. – Ну что? Давай руку-то, а я тебе погадаю. – Тихея вопросительно посмотрела на Фёдора.

- У меня нет денег.

- Я знаю. – Девушка обворожительно улыбнулась. – Мне от тебя ничего не надо. Просто хочу рассказать тебе о твоей судьбе. – Словно боясь обжечься, Фёдор протянул руку цыганке. Она внимательно заглянула в раскрытую ладонь. Провела ухоженным ногтем по линиям руки. Ткнула в старый шрам и задумалась.

- Ну что там? – Поинтересовался Фёдор.

- Шрам у тебя Фёдор с детства. Это ты с велосипеда упал.

- Ты угадала. – Тихея резко подняла голову и заглянула Фёдору в глаза. Её взгляд был словно вспышка. Чувствуя, что словно падает в какую-то пропасть, Федя отшатнулся. Годы, проведённые за карточным столом, научили его смотреть в лицо оппоненту. Бесконечная череда игр приучили его ловить любой взгляд, но с таким он никогда прежде не сталкивался. Тихея смотрела в самое его нутро. Он чувствовал себя одновременно, словно обнаженным и беззащитным.

- Я не угадываю. Я знаю. Это большая разница. Угадать пытаешься ты, когда играешь в карты. Только не очень-то у тебя и выходит. – Федор кивнул головой, подтверждая слова Тихеи. Она тем временем отпустила его руку. Убрала за ухо выпавшую из-под платка прядь, иссини чёрных волос. – Всё еще хуже, чем я думала. Жаль. Очень жаль. – Задумчиво пробормотала Тихея.

- Так что же меня ждет-то?

- Я расскажу, но сначала ты ответишь мне на один вопрос. Идёт?

- Договорились.

- Слово даёшь? – Фёдор без раздумий кивнул головой.

- Для чего ты играешь? – Федя хотел было уже открыть рот для ответа, но Тихея приложила свой палец к его губам. – Подумай хорошо. И отвечай честно. Ты обещал. – Она улыбнулась. В её улыбке Федя, словно в телеэкране увидел реки и моря, вереницу хороводов, невесту, идущую под венец, сплетающиеся мужские и женские тела, чьи-то набухшие от возбуждения соски, бесконечные колоды карт, толстые пачки купюр и огромное небо. Всё это пронеслось в его голове за одно мгновение. Фёдор перевел взгляд на родинку рядом с губами. Ответа на вопрос там не было. Вместо этого в голове мерещились поцелуи на закате и стоны в соседней комнате. – Молчишь? Я знаю, что тебе нечего ответить, потому что ты не знаешь ответа. Вся твоя жизнь это инерция. Ведь ты не любишь играть, ты не любишь своих друзей картежников. Да и не друзья они тебе вовсе и ты это прекрасно знаешь. Вас ничего не связывает. Не кивай головой. Я знаю, что я права. Я вообще всегда права. Ты одинок и внутри тебя пустота. Зря ты пытаешься её заполнить игрой. Это бессмысленно. – Фёдор отступил от Тихеи и испуганно смотрел на неё. – Ты хочешь спросить кто я? Не спрашивай. Ты и без того знаешь ответ. Каждый вечер ты бормочешь, что я от тебя отвернулась. Или с улыбкой твердишь, что я люблю отважных. Но нет в игре твоей отваги. Да и вообще измельчали вы. Вот твой прадед был отважным. Он до Берлина дошел. А ты что? Даже от армии откосил. Жалкая тень человека. Подобие. – Тихея махнула рукой и подошла вплотную к Фёдору. Затем приблизилась к его лицу и тихо прошептала – Пообещай мне, что ты больше не будешь играть, ведь я всё равно не дам тебе выигрыша. Обещаешь? – Федор суетливо закивал головой – Вот и прекрасно. Молодец. – С этими словами Тихея впилась своими губами в Фёдора. Поцелуй был страстным и пьянящим. Молодой человек успел ощутить и возбуждение, и изнеможение. За доли секунд сквозь него пронеслись и отчаяние, и комки воспоминаний из детства, и восторг победителя, и торжество покорителя Эвереста. Сквозь одежду он почувствовал как Тихея прикоснулась к нему своей грудью. Голова закружилась, и Фёдор словно провалился в какую-то пьянящую негу.

Когда он открыл глаза, то обнаружил, что стоит в одиночестве под зажегшимся фонарём. Свет падал в лужу и вместо неба там отражался теперь столб. От Тихеи не осталось и следа. Лишь подслеповатое воспоминание и пьянящий запах её духов. Глубоко вдохнув, Фёдор оглянулся по сторонам. Улица была пуста. О цыганке ничего не напоминало. Еще раз вздохнув он побрел домой.

***
- Ну и на фига он тебе был нужен? – Денис откинулся в кресле. – Ведь и с прошлым ничего путного не вышло.

- Я б так не сказала. Фёдор Михайлович написал много хороших книг. – Тихея посмотрелась в маленькое зеркальце. Повернулась другой стороной лица. Потрогала левую щеку. – У меня вот прыщик опять выскочил, а завтра на собрание идти.

- Да и ладно. Сходишь, какая есть. Мне ты всякая нравишься. Как он кстати целуется?

- Ягнёнок. – Рассмеялась девушка – Неопытный совсем. Ну, ничего. Подрастет, научится. Если только ты не вмешаешься со своими дешёвыми винами.

- Пена поможет. Не переживай. – Скривил губы Денис.

- Не называй её так. У неё есть нормальное имя. И кстати на собранье тебе влетит.

- За что опять-то?

- А какого хрена люди бурду всякую пьют вместо вина? Где это видано портвейн с кока колой смешивать и считать это хорошим напитком? Почему не следишь?

- Ой, всё. Не порть мне настроение. За всем не уследишь. – Денис подошел к Тихее и приобнял её за плечи. – Спорим из твоего Феди, всё равно толку не будет?

- Толку может и не будет. Главное, что с игрой он точно завязал. – Тихея убрала руки Дениса и пошла на кухню. Он неспешно вразвалочку побрел за ней – Чего сегодня ужинать-то будем?

- Что ты приготовишь дорогая, то и будем.

- Значит отбивные. Сходи кстати в магазин, соль кончилась. – Денис кивнул головой и пошел надевать рубашку.

Впереди была целая вечность, спешить богам было некуда. Багровое солнце окончательно скрылось за горизонтом.

Tags: Выдумка
Subscribe

Posts from This Journal “Выдумка” Tag

  • Гришка Сахаров

    Мне всегда хотелось в разговоре, словно невзначай обронить диковинное слово вестибюль. Хорошее слово, породистое и столичное. Никто им не…

  • Здравствуй жопа, Новый год!

    Руку пятилетнему Руслану оторвало полностью. От шока он даже не почувствовал боли. Постоял несколько секунд изумленно глядя на забрызганные кровью…

  • Письмо

    Боднул в ногу. Словно маленький барашек из мультика, но нет. Не барашек. Взрослый, но всё ещё озорной пудель. Посмотрел доверчиво и снова боднул.…

promo soullaway october 30, 2017 19:33 34
Buy for 50 tokens
Когда в комментариях первый раз мне посоветовали написать книгу по истории нашей рок музыки, я улыбнулся. Потом мне посоветовали это сделать второй раз, третий, пятый. Я задумался. Крепко задумался. Ребята и девчата. Какую я могу написать книгу? Я не очевидец каких-то событий, я незнаком ни с кем,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments