?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Смелая и своевременная литература начала 21 века.
soullaway



Я всегда читал книги. Сколько себя помню, столько и читал. Майн Рид, Фенимор Купер, Аркадий Гайдар в детстве. Бажов, Носов, Януш Корчак, Карл Чапек, Островский (тот, что про сталь книгу написал) Луи Буссенар, Свифт и еще куча всего в том же нежном возрасте.
Потом я открыл для себя Маркеса, Андреева, Солженицына, Стругацких, Булгакова. Мучился с Кафкой и Борхесом. Люто ненавидел Кортасара и не понимал, зачем так сложно писал Достоевский. Так мне исполнилось 15 лет. Наверное, отчасти благодаря литературе мама закрывала глаза на мой внешний вид и поведение. Ребенком я был трудным, но начитанным. Да. Не без этого. Однако речь не обо мне, а о литературе.

Осенью 98 года мне попалась в руки книга «Москва-Петушки». А бонусом там шла пьеса Ерофеева. Сказать, что я офигел значит, ничего не сказать. Это была очень странная литература. Непривычная и какая-то рискованная что ли. Так я понял, что существует какой-то пока еще непостижимый для меня пласт художественных произведений. Понять-то я понял, но где взять что-то такое же по ощущениям было негде.

До тех пор пока я не задал подобный вопрос моему другу Зосиме. Эдуард отреагировал молниеносно. Он не ругал и не хвалил Ерофеева, а просто выдал мне книгу Егора Радова. Вот именно такого издания как на картинке.




Если Ерофеев был, в общем-то, советским писателем, то Радов взорвал мне мозг окончательно. Это было нечто небывалое и не похожее ни на что. Так получилось, что я шагнул в еще одну грань чьего-то творчества. Открыл нечто непостижимое, разнузданное и нереально веселое. Это была не фантастика, а какая-то психоделия от литературы. Перелистывая страницу, я не мог угадать, что будет дальше. В общем, Радов стал для меня неким символом того как далеко можно шагнуть в творчестве. У него не было рамок, и он не стеснялся экспериментировать. Эксперимент это очень важно.

А следом ко мне попал Пелевин. Сборник рассказов как на картинке. (Спасибо zeshechka!) Понравилось. Серьезно. Тогда вообще модно было ругать Пелевина. Ну и я туда же. Корчил рожи, особенно после прочтения «Жизни насекомых» типа попёр идею у Кафки. Обложка эта легендарная с Че и колой страшно раздражала меня…

Но в целом он был хорош. Еще я помню такую книгу как «Калалацы». Аркадий Ровнер значится её написал. А выдавал мне для прочтения всё тот же Зосима. Наверняка что-то еще мелькало, но запомнился именно Пелевин и Радов.





Так незаметно подкрался 2002 год. И вот тут-то и случилось, можно сказать, откровение. Мой друг totalitarni_rej прикупил в книжном Сорокина и выдал мне его для ознакомления. Что такое книга в начале 00-х в Орле? Это не просто прочел-вернул хозяину. Это целый обряд. Книгу читал я, выдавал одному из своих друзей, он ещё кому-нибудь и так она делала круг. Возвращалась к Волкову и оттуда уже делала еще один круг только уже по его друзьям. Здесь было самым важным успеть перехватить книгу до того как она уйдет к кому-нибудь еще.
Что было из русской современной литературы тогда нам известно? Да, был Пелевин, Радов, Сорокин, Лимонов. Фамилии известные, но не было какого-то издательства, которое взяло бы на себя риск печатания подобной литературы.

Тут-то и появилось издательство «Ад маргинем». То есть появилось оно раньше, но, на мой взгляд, расцвет издательства пришелся как раз на начало 00-х. Они выпускали всех тех, кого я сегодня считаю актуальной современной литературой. Вернее немного не так. Это была актуальная литература на начало века. Сейчас наверняка есть и другие писатели, но об этом пусть расскажут лет через 10 те, кому сегодня 15-20 лет. Именно в этом возрасте человек читает актуальную литературу и слушает современную музыку. Потом начинается уже другой этап в жизни и в 30 лет нельзя утверждать, что ты обладаешь какими-то знаниями о музыке и литературе. Это подвластно лишь молодежи, пусть она даже еще и не осознает этого.


«Ад маргинем» реально сделали мою юность. Я восторгался Елизаровым, Сорокиным и Ширяновым. Меня веселил Козлов и удивлял Болмат. Это были прекрасное время смелой и действительно независимой литературы.

То, что выпускалось в то время, сегодня невозможно представить на книжных прилавках. Мат, порнография, галлюцинации, наркотики, половые излишества и неудержимая фантазия писателей, не поддающихся классификации это зеркало той эпохи. Метафоры Сорокина и суровые страницы Ширянова прекрасны. И я рад, что застал то время, когда всё это было в свободной продаже. Когда в прямом эфире по НТВ Виктор Ерофеев читал вслух маты Сорокина. Когда всякие идущие вместе жгли книги и когда РПЦ еще не стали совать свой нос в культуру.

Культура она ведь принадлежит молодым. И лишь время определит, что из всего этого было качественным контентом, а что нет. Ширянов пропагандирует наркотики? Я прочел книгу и устроился работать в ФСКН. Мой друг Волков преподает экономику в ВУЗе. Так что аргумент слабый. Те, кто употребляет героин, не читают книг. Поверьте мне на слово. А зарабатывать политически очки на сжигании книжек одно из самых мерзких занятий. Книга «Скины: Русь пробуждается» пропагандирует насилие? Что-то ни я, ни мой друг Сашка, у которого я брал эту книгу для чтения, не забрили свои головы и не стали фашистами. Так что все эти разговоры о запретах и пропаганде зачастую выглядят как бред сивой кобылы.     

Вот немного обложек тех книг, что я держал в руках. Кстати художник Андрей Бондаренко нереально крутой офрмитель. Почти все эти обложки сделал он.















P.S.

Тут недавно разговорились с silverina1 чего можно почитать. Я зачем-то назвал Елизарова. На самом деле это глупый совет. Шок контента хватает и в интернете. Из всей той литературы надо прочесть вот такую книжку как ниже.

«Чертово колесо» я читал уже с монитора. И для меня это было этаким финальным аккордом того периода нашей русской литературы. Время изменилось, шокирующие функции теперь у интернета. И то, что работало 15 лет назад на бумаге, сегодня работать не может, да и не должно.

Сегодня наверняка есть новые писатели, но мне они неведомы, ведь я теперь читаю по вечерам Чехова или Горького. Не вдохновляют меня больше Сорокин с Липскеровым и не удивляют Ширянов с Радовым. Видимо я вырос из всего этого. И это прекрасно. Вместо меня теперь молодежь будет открывать для себя своих Ширяновых и Сорокиных. Я же могу только сказать спасибо этим писателям. Они сделали мою юность, и я рад, что это были они, а не занудные политические деятели. Ну и конечно же я благодарен своим друзьям которые регулярно снабжали меня литературой.




promo soullaway october 30, 2017 19:33 34
Buy for 50 tokens
Когда в комментариях первый раз мне посоветовали написать книгу по истории нашей рок музыки, я улыбнулся. Потом мне посоветовали это сделать второй раз, третий, пятый. Я задумался. Крепко задумался. Ребята и девчата. Какую я могу написать книгу? Я не очевидец каких-то событий, я незнаком ни с кем,…

  • 1
Не знаю. Я потому и пишу,что это виднее тем кому лет 20. Да и что происходит? С одной стороны какой-то оголтелый патриотизм от которого меня воротит. С другой зашкаливающая русофобия от которой меня воротит не меньше. Фиг знает как об этом кто-то сможет круто написать:-) Быкова же не читал,но заинтересовался. ты говна не посоветуешь.

Да на самом деле это не возраста дело, скорее, как это ни пошло и избито звучит, развития личности. Увидеть современность - да, трудно. Как минимум потому, что для того, чтобы понимать, что происходит кругом, необходимо понимать кто есть "Я".

Недаром сам Быков эпиграфом к "Списанным" и написал - "Писать про то, что есть, трудней, чем про то, что было или будет и чего никто не видел. Упрек в журнализме - самое легкое последствие. Но если не работать с реальностью, она такой и останется"

Вот безусловно соглашусь с тем,что писать про уже ушедшую эпоху просто. Именно по этой причине нонче хренова тьма всякой литературы/документалистики про 90-е. И при этом я ничего толком про 00-е не видел. Такое ощущение,что их не было. А они между тем были и были разными. Про нынешнее же время вообще говорить сложно. Во всяком случае лично мне. Сейчас слишком много всякой шелухи, надо что бы прошло время и лишнее отсеялось.

Мне рассказывала девушка, которая ездила по современному БАМ-у - у нее у самой там деды и родители трудились.
Она рассказывала, что все аборигены рассказывали одно и то же, общий смысл, что "раньше было лучше", но они все рассказывали как под копирку - одни и те же выражения, одни и те же обороты. А потом до нее дошло - они рассказывают не свои воспоминания, они рассказывают так, как об этом писали газеты - а их собственные воспоминания выхолостились. Им там долго газеты рассказывали в казенных выражениях то, как это было, что они со временем поверили, что это правда было с ними.

Это такой механизм психики - точно так же немногие из оставшихся ветеранов - они уже не помнят войну такой, какой она была - они поверили во все эти песни, речи на торжествах. Война у них самих уже стала киношной, а не такой, какой они ее проходили.

С 90-ми так же - это было время страшных ломок. И, руку на сердце положить, абсолютное большинство тех, кто прошел через 90-е - не проявили себя как-то так, о чем можно сейчас гордиться. Это время, которое большинство страстно желало забыть - как время крушений, унижений, страха, беспомощности, стыда. Очень тяжело вспоминать себя таким, оттого многие хотели забыть - и у них это получилось.


Ну мы же с тобой оба прекрасно понимаем, что война это не только подвиги... То есть блин. Я не знаю как сформулировать. Это какая-то жизнь на грани. И то что я воспринимаю сидя в кресле как подвиг, там просто норма выживания. И я не думаю, что многие из тех вещей которые совершались в то время за ради жизни, кому-то сейчас было бы приятно вспоминать. А еще я помню как моя бабуля относилась с презрением к ветеранам на парадах. Она так и говорила, что те кто воевал давно уже умерли, а штабные не имеют права ходить на всех этих парадах.

Это я прекрасно понимаю, потому что мой дед, прошедший войну, говорил что-то подобное.

Чтобы вспоминать о каких-то временах нужна смелость и самокритичность. А их не хватает - уже придуман уютный мирок, и его, мирок, многие поддерживают. Совсем не хочется смотреть на что-то иначе, неминуемо придется и ошибки признать, и вспомнить всё тягостное. Многие от этого закрываются, и хорошо так закрываются.

Мне хочется для самого себя суметь сохранить критичность. Суметь помнить себя того. Потому что очень уж коварна подмена - хуже смерти. Потому что собственная личность подменяется кем-то киношным и придуманным, а с собой иногда и познакомиться не успеваешь.
Хочу уметь помнить и узнавать себя настоящего, а не того, кого хочется иногда придумать на его месте.

Знаешь, я изначально хотел было поспорить, но потом задумался и вынужден был согласиться. Я уже пару раз сталкивался с мнением,что 90-е были прекрасным временем. Мнение это исходило от людей 90-91 года рождения. Они не помнят то время,но читали о нём. По большому счету и для меня это было неплохим временем-то,да и для тебя.

Не,ну а серьезно,мы ведь были детьми/подростками. Чего парится? При этом сейчас у тебя и у меня есть некая картинка в голове помасштабнее всех этих бейсболок юэсэй с восьмибитными приставками. Там ларёк вспоминается полыхающий, там соседка повесилась,тут бывший одноклассник от передозировки недавно умер. И картинка уже не очень радужная на выходе. Она цветная. Какую хочешь, ту и выбирай. Можно героиновый нуар, можно про абстрактную свободу поговорить.

Так же и с нынешнем временем случится. Будут речи лет через 20, что жить-то было лучше! Гляди какую страну строили, ипотека, форд фокус в кредит, отпуск в Крыму и т.д. А время-то и сейчас неоднозначное. И пёстрое. И быстрое. Просто пока живешь в нём, его трудно фиксировать, а когда оно проходит то тут-то уже и нужна смелость про которую ты говоришь.

- Да и что происходит? С одной стороны какой-то оголтелый патриотизм от которого меня воротит. С другой зашкаливающая русофобия от которой меня воротит не меньше.

Да, с одной стороны оголтелый патриотизм, с другой зашкаливающая русофобия. А между ними, если уметь баланс держать, и происходит.

  • 1