Previous Entry Share Next Entry
Кладбище. Помни о смерти.
soullaway
На кладбище хорошо. Хотя, наверное, нет. Всё не так. В смысле нельзя так говорить. Или можно? Кто вообще придумал, что можно, а что нельзя? В общем, мне тут хорошо. Отчетливо помню, как кидал горсть земли в могилу. Вот тогда мне было плохо. Погода была мерзопакостная. Моросил дождик, у меня болела нестерпимо голова. А сегодня хорошо. Весна в самом соку. Люблю это время года.

Тогда два года назад я был подавлен. Разрушен. Словно до самого основания выжжен. Весь мир перевернулся в один день. Вот не укладывалось в голове происходящее вокруг и всё. Был привычный мир. А потом раз и смерть. Она стерва с косой всегда неожиданная. Всегда подстерегает нас всех. Но обычно мы не думаем о ней. Чего думать? Думать будем, когда придет. И вот пришла. Сука. Так мало букв в слове, а как страшно. Как тошно от неё. Нельзя заснуть, потому что все мысли вьются вокруг утраты. Нельзя нормально есть, потому что не лезет в горло ничего. Лишь ком там стоит какой-то. А в сердце, будто ржавый штырь. И зудит всё внутри, зудит. Всё в один миг стало тусклым и блёклым. Каким-то бесполезным, бессмысленным.
Господи, зачем же ты так жесток? Ведь он был совсем маленький! И не жил ничего. Не видел. Он ничего еще не успел познать. Ведь впереди была целая жизнь! С фантастическими открытиями, а вместо этого ты подарил ему этот кусок земли, а мне лишь горе утраты. Бесконечное как небо горе. Необъятное как космос. Почему так?

Я с тех пор перестал ходить в церковь. Раньше ходил с бабушкой, а после того как стоял на кладбище под дождем и рассматривал свежую могилу перестал. Не могу и всё тут. Попы стали казаться неправдоподобными. Словно в игру какую-то со мной играют. Меня стали раздражать их рясы, иконы, запах в храмах, да всё стало раздражать. Не только попы-то. Сам мир вокруг стал каким-то не таким. Неправильным. Сейчас-то уже вроде отошел, но что-то треснуло тогда в моей голове и я до сих пор не в себе. Да и как тут будешь в себе, когда такая история?

День был самый обычный. Мы в парке тогда гуляли. Бегали, веселились. Машин там отродясь не ездило. И откуда она эта девятка выскочила, ума не приложу. Я дорогу перебежал и слышу, как что-то натужно так скрипнуло. А потом бах и всё. Не оборачиваясь, я сразу понял, что случилось. Как-то вот словно озарение. Яркая такая вспышка была в голове. Всё. Это конец. Не будет больше наших игр совместных, ничего не будет. Лишь бездна боли и горя. На своих руках я тогда домой его принёс. Боже, я ничего тяжелее в жизни не носил. Как же это было тяжко. Водитель еще помню орал вслед, что у него бампер помялся, что надо ждать ГАИ. Какое в жопу ГАИ? Тут труп у меня руках. Настоящий. Не игрушечный, а он про бампер. Меркантильная скотина. Я, тогда как во сне в каком-то кошмарном был. Конечно, надо было дожидаться ГАИ, но у меня был шок. Самый настоящий. Я с тех пор, когда слышу от кого-то это выражение, так злюсь сразу. Ни хрена вы не знаете, что такое шок. Вот когда труп на своих руках носишь, а потом бумажки какие-то подписываешь, вот это шок. А не то, что молоко подорожало на два рубля. Два рубля это ерунда. Это просто бумажки. Фантики. Холод от тела на ладонях вот что не ерунда. Сердце, которое больше не стучит вот что важно. Дыхание, которого больше нет, вот что по-настоящему страшно. Страшно так, что захватывает дух. И падаешь, падаешь в бездну отчаяния. И никаких остановок по требованию. Билет в один конец. Господь, конечно, даёт нам ровно столько, сколько мы можем вынести, но видал я такую ношу в одном месте.

Никогда прежде я не рыл могил. Огород копать доводилось, а могилы как-то нет. Не самое веселое занятие. Так себе развлечение. Особенно если делать это для кого-то из близких. Мокрая земля не хотела поддаваться. Лопата противно скользила по чернозему. Я тогда весь испачкался. Хотя и копать-то всего ничего было. Тело-то маленькое. Хрупкое. Это взрослому человеку здоровые могилы роют, а тут без надобности. Помню когда закопал, то долго сидел и смотрел на холмик. Вот и всё что ли? Вот так и со мной будет? Был я, и нет теперь. Вышел из чрева в муках, а теперь лишь мать сыра земля досталась мне в награду. Получается, что мы все тут словно лампочки в коридоре коммунальной квартиры. Пока живем – горим. А потом как потухнем то на помойку. Ну, в смысле сюда. На кладбище. Горсть земли, да пара слёз напоследок. Хотя я не плакал тогда. Просто был подавлен. Сидел и молча смотрел на свежую могилу. Но, честно говоря, выть-то мне еще как хотелось. Да и как тут не взвоешь? Столько времени вместе провели. Играли, бегали, общались. А теперь всё. На память осталась лишь пара фотографий. Отец как-то сфотографировал. Вон во дворе мы дурачимся. Рядом с песочницей. Заархивированная секунда из жизни. Задокументированный маленький отрезок. Зачем всё это было? Почему? Мы для этого сюда пришли? Ведь были же какие-то мечты, стремления, переживания, а теперь всё кончено. Лишь ватная тишина и боль тем, кто остался. Как так?!

Могил за эти два года тут прибавилось. Кладбища вообще быстро растут. Теперь с каждым разом могилы стали делать всё роскошнее. Только покойникам всё равно. Вон рядом воткнул кто-то кованую оградку. Богато. Там торчит гранитное надгробье. А вон и плиточкой выложили участок. Специальная олимпиада по роскоши. Упражнение в богатстве. Не хватает только египетских пирамид. Это у меня похороны были сродни казням средневековым, а здесь люди выставкой тщеславия занимаются. Ярмарка великолепия. Только зачем и сами не знают. А может я слишком капризный и привередливый. Не знаю.
Наверное, оптимально было бы устроить у нас в городе крематорий. Прах потом ссыпаешь в урну и передаешь родственникам. Они могут его на полку поставить. И пусть покойный наблюдает за торжественными семейными мероприятиями. Вот новый год, вот первое сентября. Вот секс с одноклассницей пока родителей нет дома, а вот и мучительная головная боль после выпускного вечера. Первая беременность, скандал с мужем, примирение. Скупые слова перед проводами в армию. А урна стоит себе на полке и пылиться.

Странные мысли мне тут в голову лезут. Нелепые. Но делиться я ими ни с кем не хочу. Для того-то я сюда и хожу. Посидеть в тишине. О своём, о сокровенном подумать. Довериться кладбищенской пустоте. Мёртвым надгробьям, да бесполезным оградкам. Кто интересно придумал вообще эти оградки? Это какое-то наше инстинктивное желание захватить даже после смерти кусок земли? Разметить его. Показать, что имеешь свою собственность. Продемонстрировать окружающим достаток. Смотрите, как я умею. Как я могу, не то, что вы. И начинается соревнование в украшениях могил…

Когда сидишь тут, первые минут пять мысли вертятся вокруг картинки. Ну, той, что меня окружает. Оградки, венки, цветочки. Потом начинается какая-то ностальгия. Вспоминаю события всякие связанные с покойным. Бабушка говорит, что они нас слышат. Что можно разговаривать с ними. А я вот не верю. Как может меня слышать тот, кого съели черви? Как он может знать, о чем я говорю или думаю? Мне кажется, это она так говорит, что бы саму себя утешить. Не слышит нас никто и не видит. Там, за порогом жизни нас ждет пустота. Причем такая, которую мы не в силах описать и познать при жизни. Не хватит на это никаких энциклопедий и вселенских знаний. Нельзя её объяснить словами. Так же как нельзя объяснить словами, что такое любовь или голод. Ведь любовь матери к ребенку это одно, а моё влечение к девчонке из параллельного класса это другое. Мой голод после занятий по футболу это одно, а голод моей бабушки во время немецкой оккупации это другое. Мир вокруг сложен и загадочен. И с каждым днем всё непонятнее. Наверное, потому что я взрослею. А тот, кто лежит под эти холмиком уже никогда не станет старше. Хотя в этом тоже есть плюсы. Он будет навсегда таким как я его запомнил. Ему было, всего-то четыре года. Так мало и так много одновременно.

За эти четыре года было столько событий! Мы вместе учились плавать. Вместе бегали в парке. Помню я к турнику подойду, зависну там, а он рядом всегда. А потом уставшие сидим на берегу речки. Молчим. Слова не нужны. Нам хорошо и так. И всё понятно. Мы вместе навсегда. И ничто нас не разлучит. Так казалось, а вышло иначе. Чертовски жаль. От осознания этого очень хочется плакать. Но мальчики не плачут. Не положено. Нельзя. Хотя кто придумал, что вообще можно, а что нельзя? Я ж его безумно любил. До головокружения. До одурения какого-то. Мы всегда вместе были. Ну, только что в школу я без него ходил. Хотя когда он только появился, мне хотелось школу прогуливать. Просто сидеть дома и смотреть на него.
Ох! Когда он только появился, было такое чудесное время! Мы тогда всей семьёй сидели и выбирали ему имя. Столько вариантов было всяких. Смешных и нелепых. Веселых и грозных. Имя ведь это самое важное. Оно дается один раз и навсегда. Я где-то читал, что есть люди, которые меняют свои имена. Зачем? От чего они бегут? Не получится от себя-то убежать. И от имени своего тоже. Какое дали при рождении с таким и надо жить. Так положено. Хотя кто это решили, что так положено? Наверное, у каждого свой путь. Мой путь обязательно теперь лежит через кладбище.

Поначалу я сюда каждый день ходил. Потом стал раз в неделю. А теперь и еще реже. Время идёт вперед. Мир никого не ждет. В том числе и меня. Я ж не особенный какой-то. Но всё равно прихожу. Это стало чем-то вроде привычки. Приду сюда, посмотрю на фотографию. Загляну в его добрые глаза. Боже! Если бы видели этот взгляд. Добрый, слегка наивный, словно улыбается, и при этом смотрим в твоё нутро. В самую суть. Куда-то в глубину и видит тебя насквозь. И это в четыре года-то! А что было бы дальше?

Я иногда фантазирую, что было бы дальше. Как бы мы вместе поехали на море. Как бы купались там. Бегали по песку, а потом сидели бы и смотрели на закат. Ведь закат на море это была наша мечта с ним. Общая. Такой праздник на двоих. И она не сбылась. Много чего не сбылось, но это меня печалит больше всего. Мы столько раз обсуждали это. Столько мечтали и вот. Внезапная смерть, о которой не думаешь, пока она не случится. Пока не рассечет твою жизнь своей поганой косой. Раз! И нет прежней жизни. Словно какая-то стена перед тобой которую нельзя обойти, перелезть, сломать. Её не получится разрушить, обхитрить, договориться с кем-то о побеге. Она не берет взяток и не страдает сочувствием. Она не обременена какими-то слабостями в виде сострадания. Она приходит один раз и навсегда.

Безвозвратность. Необратимость. Непоправимость. Сколько ж синонимов я нашел сидя у могилы для слова смерть. Но никакие из них, не могут отразить всю суть. Суть моей потери. Моего отчаяния, взамен которому в итоге пришла какая-то апатия и чёрствость. Да. Теперь я точно уверен, что смерть делает нас грубее. Пока не сталкиваешься с ней мы словно глина. Лепи что хочешь. Но смерть это как огонь. И обжегшись ею, уже становишься твердым навсегда. Вылепить что-то новое не выйдет. Ровно, как и вернуть старое. Старое забирает с собой смерть, оставляя лишь воспоминания. Хотя и они со временем становятся тусклыми как фотография на могилке.

Фотографию эту отец сделал. Мы на всех всегда вдвоём. А тут он почему-то один оказался. Странно, почему так вышло. Её-то я сюда и притащил. Аккуратно в рамке поставил у камня. Вот не стал я делать никаких надгробий. Лишь заборчик сделал, но совсем скромный. Ни к чему эти дорогие выкрутасы. Все эти покойники теперь одинаковы. Смерть всех уровняла. И нет никакой разницы какой я тут воткнул бы забор. Да и надгробья нет. Просто камень положил и всё. Ну и рядом фотография. Аккуратно, чисто и скромно. Ему бы понравилось. Мы с ним не любили никогда роскоши. Может потому что непривычные к ней были, а может, так воспитаны. Кто ж теперь знает?
Единственное, что я сделал, так это надпись на камне. Взял обычные канцелярские белила и написал.

«Мухтар. Самый верный пёс. 2005-2009»

А больше ничего и не надо. Вся эта пустая роскошь на кладбище домашних животных ни к чему. Она и для людей-то лишняя, а тут так тем более. Говорят, что землю эту выкупили и скоро сюда придут новостройки. Я иногда думаю перезахоронить своего четвероногого друга, но всё оттягиваю момент. Больно уж тут место хорошее. С одной стороны река, с другой яблочные сады. Да может еще, и передумают они со своими новостройками. Это говорили, когда Мухтар-то был жив, а уж два года прошло. Так что подождем, посмотрим. Жаль только, что смерть уже не передумает. Она один раз и навсегда. И внезапно. Да так, что от неё захватывает дух и внутри стоит ком. Прости, что не уберег тебя мой верный пёс.



promo soullaway october 30, 19:33 34
Buy for 50 tokens
Когда в комментариях первый раз мне посоветовали написать книгу по истории нашей рок музыки, я улыбнулся. Потом мне посоветовали это сделать второй раз, третий, пятый. Я задумался. Крепко задумался. Ребята и девчата. Какую я могу написать книгу? Я не очевидец каких-то событий, я незнаком ни с кем,…

  • 1
Извини, конечно - но основано на реальных событиях?

У меня никогда не было собаки:-)

А у меня были. Много. Один, вот так, прямо на глазах под машину попал. Другую, которая восемнадцать лет у нас прожила, самолично пришлось на усыпление отвезти...

Под машину у друга собака попала. Он тогда сильно горевал. Я это могу понять. Собак у меня не было. А вот хомяки,попугаи,кошки,крысы,мыши были. Но я как бы это сказать. Не сильно впечатлительный человек в плане смерти домашних питомцев.

Все по разному реагируют, конечно.

У меня была натуральная истерика когда друг близкий погиб. Мне тогда 18 лет было. А потом как что-то умерло внутри. Все кто потом умирал не вызывали особых эмоций.

И я через такое прошёл...

Тут собственно тема была "О смерти! В контексте mementō morī." и вот я раз десять садился писать. И так и эдак, но не выходит. Мне всё казалось,что я спекулирую на своих личных трагедиях,а написал про собаку и успокоился.

По поводу же смерти,что можно сказать? Как говорит один мой знакомый: "К определенному возрасту у нас у всех появляется своё собственное,личное кладбище из друзей,знакомых,родственников". Наверное это просто жизнь.

Увы, да. У меня последняя, если так можно выразится, могила - трёхдневной давности...

Я тебя понимаю. Сам перед отпуском ходил в известное место на известное мероприятие.

С бампером-то все просто - оторвать и об лоб распрямить.

А собака да, после смерти тяжелее становится. Верно говорят, душа тело в небо тянет.

Не, ну чего сразу об лоб? Тем более выдумка же на заданную тему:-)

Не выдумка, так оно и бывает.

Ну наверное да. Я просто имел в виду,что со мной такого не случалось.

Ох, любишь ты тяжелые тексты.)
Я как то нашел кладбище домашних питомцев под Новосибирском. Даже вернулся с фотоаппаратом и фоток наделал.

На самом деле не люблю. От первого лица писать слишком просто:-) А кладбище я в Орле видел недавно.Позже выложу оттуда пост. На ваше кстати тоже глянул бы. Так что давай ссылку на фоточки:-)

Организованное и санкционированное кладбище?

нет конечно. стихийное,народное.

Я вот так кота не уберег... Дом построили на этом месте....

Ну не проводить же эксгумацию.

Ну все равно жалко.... кот хороший был...

Я вот тоже не понимаю, к чему ставить роскошные памятники на могилах состоятельных людей, если им уже всё равно.

И, кстати, среди мемориалов ВОВ мои самые любимые — это простенькие памятники на братских могилах.

Видимо попытка даже после смерти как-то самоутвердиться.

Слава, нельзя так людей пугать! Я пока читала, меня всю наизнанку выворачивало, и слезы на глаза набегали...

Людей пугать можно и нужно. Люблю так писать:-)

Видимо, пора показать миру такое кладбище - года три уже дожидается.

У меня тоже имеются фотографии:-)

Я своего зверя на пустыре хоронил, недалеко от дома. Лапы задние отнялись от старости, пришлось усыпить

  • 1
?

Log in

No account? Create an account