?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Орёл. Домотканый и патриархальный.
soullaway
1




Проснуться. Посмеяться. Похмелиться. Проспаться. Прозреть. Прогуляться. Шесть «Пэ». Семь Я, как грех, как сон. Кем хочешь, будь, кем хочешь, стань. Я, обессилев, падал на пол. И кулаком об стол. Они кричат, у них есть гол, а у меня лишь сон и сладости по пять рублей за кило. Эй, милая! Пойдешь в кино? На задней парте скучать, в последнем ряду рассветы встречать, на западном углу ветра ждать. Ёжась от озноба, думая, что она зазноба. Как заноза в сердце. Как длани и тени. Как закаты в спичечном коробке. Это всё ветер. Это всё дети. И смятый военный билет под подушкой как знак тождества. С рождеством, с новым годом тебя. Не люби не любя. Ни тебя, ни меня. Лишь вишня и сок из ручья.

Примерно такие тексты мне нравилось писать, когда я жил в Орле. Писалось, правда, редко. Чаще что-то замышлялось. В Орле я всё время жил в каком-то конфликте с самим собой. Блудил по парку и ворчал. Шёл на работу и матерился. А теперь приезжаю туда и чувствую гармонию. Уют какой-то. И главное ничего писать там не хочется. Хочется бесцельно сидеть на лавочке в парке и взирать на своё прошлое. Или просто идти по знакомым улицам без какой-либо цели.

2


Тут всё знакомо до боли в висках. Каждый метр пространства свербит градом воспоминаний. Здесь столько всего случалось со мной, что иногда и не верится, что это был я. Я убегал и бегал. Искал и находил, а иногда снова терял. Влюблялся и скучал. И обязательно умирал, а потом я воскресал.

3


Дискотека. Бутылка портвейна на троих за школой. Заходим. Главное что б завуч не спалила. Просачиваешься и сразу в толпу ныряешь. Танцы. Я и Лёня держимся за руки, а между нами Катька. Бутербродик называется. А вон её подруга Ритка. Целуемся. Лезу под кофту, а она мне шепчет – не здесь. Как скажешь. Мне-то чего? Пойду в туалет перекурю.

4


Дядь, а дядь. Можно мячик забрать? У нас он к вам залетел. Да мы больше не будем. Мы осторожно. Какая свастика? Я не рисовал. А ведь и правда, возле школы это не я свастику рисовал. Это бритоголовые с Трансмаша приходили. И анархию не я во всю стену рисовал. На парте я, а на стене не я. По-моему, Гришка Сахаров. Где ты сейчас? А сам-то? Хрен его знает. Я вот он, да и он тут же. Просто не встретились. Лишь стихи на память остались, да воспоминания окрысились.

«Я одинок.
А Бог?
А Бог один»

И ватная тишина в голове. Чего тут еще скажешь? Круче всё равно никто не напишет.

5


Ночь. Мы идём по этим улочкам. Шакал, Децл да я. Куда идём? Зачем? Не помню. Пегаса еще тогда встретили возле ларька. Он фальшивую купюру пытался продавщице впарить. Не вышло. Оно и к лучшему. Фантастическое время. Безумное по своей природе и необыкновенно волшебное. А ведь мы сейчас уже все состарились. Не верь тем, кому за тридцать. Куда там. Только им теперь и веришь…

6


Родина. Где она моя родина? Что она такое для меня? Кошка, которую отчим принес в кармане это родина. Картошка жареная. Свежий хлеб, у которого я отрезал корочку в качестве чего-нибудь «вкусненького» тоже родина. Негры играющие в футбол. Песни на непонятном языке которые орут из окна общаги тоже родина.

7


Гражданин, пройдемте. Это мне. А потом я так же буду говорить. Какая-то ирония в этом есть. И родина в этом тоже есть. Солнцезащитные очки, порванные джинсы, краденая кофта из секонд хэнда. Булавка в ухе. Гной там же. Терпение и осенние листья на могилке отца. Клён ты мой опавший, клён заледенелый. Порванные бусы, сломанные сигареты, соки которые поставщик называл ссаки. Жерло игрового автомата, рассвет в чужой квартире это тоже родина.

8


Зачем я сюда иду? Жену вожу? Хожу, брожу. К чему иду? Узоров нету тут, да и архитектура не блещет. Однако тянет. Процедура обязательная раз в год. Пройтись там где уже ходилось сто раз. Обряд какой-то повиновения. Люблю вот этот Орёл. Он здесь закоренелый. Заскорузлый. Рецидивист.

9

10

11

12

13

14

15

16

17


И мост вот этот люблю. Он словно из одного мира в другой ведет. А река как граница. Там впереди центр. Там тоже родина. Пент. Салют. Э, иди сюда волосатый! А, не признал. А где наши? Известно где. Сейчас встретишь, поздороваешься, и руки салфеткой влажной хочется сразу протереть. Да и были ли они эти нашими? Моими то бишь? Такое ощущение, что мне это приснилось.

18

19

20

21

22


Граффити. Волна патриотизма. Сейчас это модно. Свят-свят! Батюшки. И кадилом в лоб залепить за несогласие. Свечку, поди, купи! Глаз не отводи. Тремя пальцами положено. Вот. Молодец. Становись в шеренгу. У нас в Орле так положено.

23

24

25


Ну, когда ты еще здесь прогуляешься? А действительно – когда? И когда жил-то я тут редко бывал. А теперь и подавно.

26


В центре всё спокойно. Хорошо.

27


Киса, так же как и 10 лет назад сидит на улице Ленина с гитарой. Когда его не станет, ему поставят обелиск.

28


Лучшие чебуреки, пицца и булочки здесь.

29


Съел пирожок, богу помолился и вперед.

30


К новому городу, который не знаю.

31

32


Хотя и старый я тоже не всегда узнаю. Тут тоже еще та родина. Здесь был дом. Теперь нету. А у меня с ним связаны воспоминания. Хотя где их нет-то этих воспоминаний?

33

34


Орёл вроде весь вот такой был.

35


А сейчас голову повернешь и пугаешься. Повсюду торчат как зубы капитализма эти высотки. А главное, зачем они тут? Откуда деньги-то? В Орле, наверное, нефть добывать стали. Или золото.

36


И вот этот подъезд тоже родина.

37


И наблюдает за все этим вот этот гражданин. Но он не родина. Не было его тут раньше. Или был? А сам-то был я тут? Или всё это сон? Хрен знает.

38

P.S. При написании поста использован свежий альбом группы Аукцыон. А текст навеян вот этим. Ей и посвящается. Всё вышеизложенное не стоит принимать всерьез.




Error running style: S2TIMEOUT: Timeout: 4, URL: soullaway.livejournal.com/234784.html at /home/lj/src/s2/S2.pm line 531.