?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Королевская ночь.
soullaway
В апреле мы познакомились. В юном месяце, да. Могли ли мы знать, что спустя 20 лет будем пить коньяк на берегу Балтийского моря, потом блуждать в запутанных улицах ночного Калининграда и кататься с таксистом в поисках круглосуточного магазина? Конечно, нет. Мы этого не могли знать и месяц назад. Жизнь непредсказуема, тем и удивительна.

Петька его зовут. Ну, моего друга, с которым я познакомился в апреле 1999 года. За 20 лет много всякого было. Всё и не вспомнишь. Потому расскажу про свежий совместный отпуск. Пока память ещё хранит его внутри. Через неделю он ссохнется, через месяц станет несвежим и просроченным. А там и вовсе нафталином покроется. Будто не с нами всё это было.

Я был взволнован в ту пятницу. Смотрел, не задержали ли самолет. Курил. Потом снова смотрел на табло прилёта-вылета. Сейчас удобно. Всё можно увидеть в интернете. Снова курил, обновлял страницу. И опять волновался. Я, честно говоря, так не волновался когда сам куда-то уезжал. Бишкек, Воронеж, Тбилиси, Казань, Новосибирск, Пермь, Киев…

Не было никаких волнений. А тут всё прокручивал в голове - как оно будет-то? Вдруг погода подведёт? Вдруг куда-то опоздаем? Повезло. Не опоздали. Всё сложилось как надо. Словно конструктор собирали для детей. А сами-то давно уже не дети. Каждый день мы нанизывали, словно на шампур. Брали дольку рассвета и прихлопывали луной. Ловко так и изящно. А в конце получился лихой и мясистый букет из впечатлений. Во всяком случае, мне так кажется.

Ещё за несколько дней до приезда гостей я понял, что пить мы будем портвейн в первый вечер. С него-то ведь всё и началось когда-то. С невкусного, терпкого портвейна. Ну и «Анапу» ещё пили в нежном возрасте. С такой тошной жёлтой этикеткой. Может быть, помните? Я вот хорошо помню. И вкус этот омерзительный помню. Как-то раз покупали её, а на сдачу взяли леденцов. Чупа-чупс которые. С тех пор пронеслись целые личные эпохи и у Петьки и у меня. Оба женились. У обоих по двое детей. Жизнь раскидала по разным городам. Дешёвый цифровой портвейн больше не продают, а вот леденцы есть на прилавках. Пришлось к ним взять бутылку Массандры. И ещё какого-то вина жена купила. То ли французское, то ли итальянское. Ни черта я в них не понимаю. Хотя иной раз стою у витрин с видом знатока. Встретились мы во дворе типового дома в девять этажей. Ну и двинулись к морю.

Балтийск я бы охарактеризовал одной фразой – армейский способ. Наверняка ведь слышали, что можно сделать хорошо, можно сделать плохо, а можно сделать по-военному. Вот последнее это как раз о Балтийске. Нет здесь никаких изящных улиц. В одном месте сохранился огрызок старого города, но там буквально пара зданий. Если бы не наличие моря, то Балтийск был бы похож на Мценск или Сызрань. Хотя нет. В последней хоть пара километров купеческих улиц есть. А тут нет. Да и не надо.

Пока шли к морю в голове молоточки стучали тревожные. Ну, некрасиво же. Никакой эстетики. А люди в отпуск приехали. Но зато пляж всё искупил. Петя приехал с супругой и сыном. Дочь не привёз – она в Орле осталась. Ей Москву подавай, а у нас тут провинция. Неинтересно. Сели на пляже. Курицу достали, леща пучеглазого и запеченного в фольге, огурцы, хлеб. Дети сок пили, а мы портвейн с вином. Сын Петькин сразу к морю побежал. Ракушки собирать, камушки. За ним и мой сын увязался и дочь. Дети. Им хорошо. Развлечений вокруг много. Это мы взрослые уже ничего не видим, а они пока ещё видят.

Сумерки быстро спустились. С последним глотком портвейна прям рухнули на нас. Вызвали такси. Пока ждали свои машины, смотрели, как истребители летают. «Ууу» - за ними дочь повторяла. И Серёжка всё голову задирал, разглядывал что-то там, в ночном небе. Разъехались. Петино семейство чуть раньше. Моё чуть позже. Дочь концерт дома устроила. Ну что б родители не расслаблялись. А там уже и утро подъехало.

Субботним утром хорошо гулять. У нас полчаса было до парома. Прошлись рядом с тем самым огрызком старой застройки. Сквозь щели в заборе возле музея поглядели на лодку сомалийских пиратов. Посмотрели на корабли. Их к дню флота уже выстроили. Нарядные, ещё хранящие запах краски. Для меня уже обыденность. Для гостей развлечение. Перебрались на косу. Там как выходишь с парома можно налево пойти в заброшенные ангары, а можно направо. В старый форт. Тоже заброшенный. Я последние лет пять всегда иду для начала к ангарам, оттуда сворачиваю к морю и уже по песчаным дюнам выбираюсь к форту. В этот раз наоборот сделали. Зашли в магазин и к форту отправились. В магазине ясное дело брался уже не портвейн. Женская половина вино пить решила, почему-то из Азербайджана. Мы с Петей коньяк. Ставропольский.

Пили аккуратно. Словно боялись что-то испортить. Давно я в пол-одиннадцатого утра не пил. Первые рюмки три не по себе было. Подумал даже, что я алкоголик. Потом яйцо вареное съел, сосиску закинул в себя и успокоился. Вокруг палатки какие-то стоят, зонтики от солнца. Отдыхающие бродят. Словно на курорт приехали. Даже непривычно. Беспокойство, что гостям не нравится, отступило. А там уже и опьянение его окончательно вытеснило. Единственное, что заставляло держаться это обратный паром. Я себе будильник на телефоне то и дело переставлял, что б успеть. Естественно успели. Перед этим дочь я укачал в коляске, сводил друзей к немецким ангарам и брошенным лодкам. В голове всю дорогу крутились одни и те же строчки местного поэта: «Только солнце и ветер». 

А дальше день разделился на «до» парома и «после». Вот это самое «после» всё какое-то зыбкое и смазанное. Словно как переправился, во мне что-то выключилось. Только всплески мелькают в голове. То мы на аттракционах детей катаем, то бродим по немецкому кладбищу. Шишки собираем как плюшевый мишутка. Потом опять на пляже сидим. Но уже на другом. Возле памятника Елизавете Петровне который. Дети за ракушками бегают. Янтарь ищут. А мы всё пьём. Ну и диалоги ведём соответствующие нашему состоянию. Про Чехова спорили, Достоевского, Лимонова, Андреева. Люди-то образованные. С детства читать приучены. Да и когда как не в субботний обед после коньяка спорить о писателях? Вечер же в тот раз совсем смазанный вышел. То в магазине целый час были, то пельмени варили как-то непозволительно долго. Вспомнили, как я жарил пельмени в какой-то прошлой жизни. Потом мы с Петей ещё всю ночь в милиции просидели. Но то давно было. Словно и не с нами. А там уже и ночь свалилась. Укутала меня в свои цепкие объятия и забрала до утра. Кажется, ещё кому-то звонил той ночью. Или не звонил. Да и важно ли это? 

Парад на день ВМФ дело нудное и требующее собранности. Хуже зрителей там только самим участникам. Всё это я конечно знал. Более того с головной болью парады мне посещать уже доводилось. Ну, вот ещё один в копилку упал. К концу парада выбрались из потной толпы и договорились в городе встретиться. Я переодеться хотел и семью свою забрать на прогулку. Заскочил домой, попытался в душ шмыгнуть, а мне дочь вручили. На балкон потащили. «Смотри, смотри! Самолеты!». Стою как дурак на балконе. Дочь скучает у меня на руках. Мне в душ надо. Дочери к игрушкам. Так и мылся в душе под гул самолетов. А на улицу выкатились через полчаса. Оказалось, что идти никуда и не надо. Сын Петькин батуты увидел. А это главное. Что ему самолеты? Они далеко где-то, а батуты вот они. До них рукой можно дотянуться, потрогать, попрыгать.

Потом снова на море пошли. Никто, оказалось, обедать не собирается. Лишь по дороге пирожков каких-то набрали. А в магазине пива. Ну и чай я себе брал. Люблю зелёный пить. Тот, что Липтон. Другие почему-то не люблю. На пляже я быстро сообразил чего делать. Закутал голову футболкой, укрылся полотенцем и спать лёг. Только сквозь сон слышал, как пиво шипело, когда его открывали, да голоса детские. Ну а вечером пиццы заказали. Петя ещё смеялся и говорил, что любит итальянскую кухню. Хотя судя по этикеткам на пивных банках, кухню он тем вечером больше любил немецкую.      
В понедельник мне начало казаться, что отпуск длится какую-то безразмерную вечность. Давно приметил такую особенность за собой, что от алкоголя я отхожу долго. В первый день мне просто плохо, а на второй настроение отвратительное. И время всю дорогу кажется резиновым. Кстати о дороге. Сын в понедельник с нами не поехал. У него наметилось мероприятие отдельное. Своё! Детское и от того важное. День рождения у друга. Посему решили мы все вместе залезть в одну машину и поехать в славный город Калининград. Жена за руль. Рядом Петя. А мы вчетвером сзади приютились. Я всё ждал, когда нас остановят. Не остановили.

Квартира наша съёмная на Багратионовской улице была. Две комнаты. Тесная кухня. Балкон с пепельницей и геранью. Окна во двор. Рядом вокзал. В самом доме продуктовый магазин, кафе, пивная. Разместились быстро и сразу торопливо гулять. Осмотрели классический набор туриста. Рыбную деревню. Биржу бывшую. Сходили по центральной улице пообедать в столовую и на хрущевки переделанные взор бросить. Ну а там и стела центральная. Памятник Шиллеру и двум здоровым быкам. Потом мимо башни Врангеля отправились к музею янтаря. А там уже рукой подать до Резиденции королей и большой детской площадки. Очень мне хотелось, что б Петя с женой в резиденции пивка попробовал. Попробовал. Дети же на площадке гуляли. Я за ними бегал и посматривал. Жена смеялась, что у меня так нимб вырастет. Не вырос. Обратно вернулись на трамвае. Люблю трамваи, хотя их в Калининграде извели почти под корень. Вечером как полагается коньяк, ну это что б нимб не распух до размеров вселенной. Коньяк снова из Ставрополя был. А женщины вина набрали. Опять какие-то Испании, Франции. Без пяти полночь успели сходить за сидром и пивом. Так понедельник и прошёл.

Вторник мы встретили на автовокзале. Ну, то есть был перед этим завтрак какой-то. Кофе из кафе, которое в доме, но главное был автобус в Отрадное. Детей развлекали в парке янтарного периода. Там динозавры всякие, батуты опять же, контактный зоопарк. Последнее прям модно сейчас. Я каждый раз хожу и остерегаюсь, что кролик палец укусит кому-нибудь. Бродили по неспешным курортным улицам Светлогорска, ели какой-то фаст-фуд. Ну и в кафе сходили. На всякий случай. Если Балтийск можно охарактеризовать как – армейский способ. То Светлогорск это просто курорт. Что у немцев, что у советских граждан, что у нас.

В Калининград возвращались на «Ласточке». Наконец-то я на ней тут в области прокатился. Помню, как местные аборигены ворчали, что не нужны эти электрички тут. Пустые будут ездить. Может и будут. Но мы ехали во вторник, в рабочее время и «Ласточка» совсем была не пустая. А вечером опять был коньяк. И снова из Ставрополя. Только до этого всё больше на «Старейшину» налегали, а тут акция на него кончилась, и пришлось взять «Барклай-Де-Толи». Злым на вкус оказался. Жёны же по-прежнему пили вино. Точно не с постсоветского пространства.

Утро среды началось ещё раньше, чем утро вторника. Предстояло ехать забирать сына. Стрелка с ним была у зоопарка, куда мы и собрались коллективно отправиться. Отправились. Правда перед этим сходили в пустой парк, где меня лично интересовала кирха. Детей же взволновали аттракционы. Слава богу, закрытые в 8 утра. Зато к тому времени открылся зоопарк. Видели слона, жирафов, страусов. Ещё видели каких-то птиц, волков, лисиц и прочую живность. Поскольку среда негласно была назначена самым культурным днём, то из зоопарка двинули в музей мирового океана. К сожалению, шарик нового корпуса стоит без движения. Заприметил там одиноко курящего рабочего. По-моему он был единственным человеком на стройке. Гости же переквалифицировались полностью в туристов и ходили по музею. То штурвал крутили на «Витязе», то смотрели павильоны с экспозицией. Мы же с женой по очереди качали коляску со спящей дочерью.

Вечером уже по стандартной схеме женщины опять пили вина, а у нас был коньяк. Армянский, с подозрительным названием «Мозаика». В Орле так когда-то называли самогон. Вина же были в очередной раз откуда-то из ЕС. Как раз к вечеру среды я поймал себя на мысли, что давненько не удавалось мне пить в таких количествах. И что самое печальное вместо опьянения к среде стала наваливаться усталость. То есть в понедельник мы втроём бегали в ночной магазин. Во вторник Петя с супругой ходил прогуляться по ночному городу, а в среду силы оставили всех. Мы просто легли спать к полуночи.

Перед приездом гостей я долго размышлял, какая точка на карте должна появиться в наших поездках. Идеальным вариантом был бы Советск. Это мой любимый город в области. Но одним днём ехать туда неудобно. В итоге выбор пал на его прямого конкурента под вывеской Черняховск. Туда-то мы и отправились ранним утром четверга. Я давно заметил, что туристы, приезжающие в область игнорируют глубинку и стремятся посетить побережье. Побережье прекрасно. Никто с этим не спорит. Но недооценивать Черняховск нельзя ни в коем случае. Это достойный город. И интересный. В отличие от того же Калининграда он сохранил немецкую застройку в чарующих количествах. Там есть какая-то чудная атмосфера. Ну и остатки замка с кирхами всё это дело дополняют. Его я бы окрестил словосочетанием – призраки ушедшей эпохи. Или как вариант Питер Калининградского разлива. Вроде бы гостям там понравилось. Во всяком случае, я сам там гулял с каким-то вдохновением. И первый раз за весь отпуск пожалел, что не взял фотоаппарат. Да, фотоаппарат был умышленно оставлен дома. А то знаю я эту процедуру. Сначала один раз кнопку нажимаешь, потом второй и вот уже сидишь, и разбираешь несколько сотен фотографий, не зная чего с ними делать. В Черняховск же хочется вернуться ещё раз. Переночевать там. То ли просто на выходные съездить то ли вообще новый год там отметить. Надо подумать об этом подробнее.

В общем, из Черняховска мы вернулись к трём часам дня в  Калининград. Приняли волевое решение набрать готовой еды в супермаркете и устроить себе поздний обед дома. Поскольку силы нас оставили ещё в среду, то после обеда в четверг мы на автобусе двинулись к Королевским воротам, прошлись оттуда через Литовский вал и вернулись снова к могиле Канта. Дети ели мороженое, я цедил свои сигареты. Отпуск сдувался как воздушный шарик. У Пети впереди замаячил аэропорт. У меня возвращение в Балтийск. Чего-то не хватало. Это что-то мы молниеносно нашли в соответствующем отделе. В этот раз из Крыма. «Бахчисарай» он назывался. В соседнем отделе опять взяли готовой еды. Каких-то котлет, картошки, загадочных салатов с восточными названиями и сладостей детям. Где-то к полуночи жёны легли спать. Нам же не спалось.

Мы вспомнили о пивнухе ниже этажом. Она как раз работала до часа ночи. Взяли там пару литров пива и сидра. К пол третьему ночи кончились и эти напитки. Ну а дальше требовался последний штрих. Ночь, зал филармонии, пустые улицы, мы ждём такси и слушаем на телефоне Летова. Потом долго и нудно катаемся с таксистом в поисках банкомата. Потом круглосуточного магазина. Нашли. С рассветом зашли домой. Счёт тем временем у моего коллеги пошёл на часы. До самолета оставалось их примерно двенадцать. Как апостолов. Коньяк тем временем опять предательски кончился. Точно помню, что пили «Трофейный». Грех было не взять местного из Черняховска. А вот какой брали потом, не помню. И не вспомню даже под пытками. Зато помню троицу откровенно спившихся людей, которые стрельнули у меня сигарету. Сигарет не жалко. И вообще когда пьёшь 12 часов подряд ничего и никого не жалко. Я зачем-то поинтересовался, не знают ли эти парни Олди. «Серёгу?» - уточнил один них. Его самого. Оказалось, знали. И вообще его все в этом районе знают. Жил он тут неподалёку. Я и Петя списали эти знания на какое-то совпадение. Потом были нудные сборы. Тяжелейшая прогулка по Калининграду. Это в 6 утра полно в человеке легкости и невесомости, а к обеду голова становится тяжелой как наковальня. Мы продержались. Пили коньяк на мосту, рассматривая музей мирового океана. Потом ещё раз пили на остановке автобуса. Потом он в очередной раз кончился, а мы полные чемоданов и предсмертной агонии обнимались на автовокзале. Петина семья села в автобус и уехала в аэропорт. Моё же семейство вернулось во двор на Багратионовской к машине. Мне предстояло ещё одно маленькое дельце. Выкинуть скопившиеся в коляске пустые бутылки из-под сока, чая и упаковки еды из Макдональдса. Подходя к помойке, я заметил штук шесть бомжей. Свернул к ним.

- Олди кто-нибудь знает? – Двое как нашкодившие школьники подняли руки. – Как его звали?

- Серёга. – Процедил один из них. Я протянул ему пачку без одной сигареты. Были б у меня деньги, отдал бы и их. Но денег не было. Теперь ещё не было и сигарет. Отпуск кончился. Позади была королевская ночь, Королевские ворота и сказки старого Кёнигсберга.

Если кто не знает, то королевской ночью в пионерлагере называли ночь перед отъездом домой. Это когда всё можно и за этого ничего не будет. Я вот не знал. Мне об этом Петя рассказал по телефону. Когда будет ещё такое время? Да никогда. Мы не сделали ничего хорошего, но и дурного тоже ничего не было. Просто два старых друга встретились. Осмотрели максимально возможное количество достопримечательностей. Выпили свои несколько литров коньяка в эпоху тотального ЗОЖа и разъехались. Мы снова увидимся через год? Через два? Не знаю. Знаю только, что даже если Петька снова приедет ко мне в гости, мы больше не встретим тех, кто знал Олди. Ведь век опустившихся людей недолог. Впрочем, как показывает практика королевская ночь ещё короче. А брусчатка Черняховска мне по-прежнему не даёт покоя. То ли день рождения там хочется отметить, то ли просто на выходные выбраться. В этот раз поеду уже с фотоаппаратом. Коньяк-то поднадоел за прошедшую неделю. Вместо него я теперь пью фито чай. Ничего не болит, но на всякий случай пью и перевариваю отпуск. Хотя чего его переваривать? Я и так знаю, что через неделю он станет просроченным как плавленый сырок, а через месяц раствориться в ведомостях, таблицах и моём калькуляторе.



Posts from This Journal by “Выдумка” Tag

  • Танго с кокаином

    Проститутка была некрасивой. Сашка внимательно рассмотрел её лицо, нагло оттянул воротник несвежей футболки и заглянул за него. Увиденное…

  • Дэн Martinez забравший время с собой.

    Гроб был полностью завален тюльпанами. На поворотах бутоны цветов вздрагивали, и вместе с ними вздрагивал я. Мы ехали в душном автобусе на…

  • Чайка.

    Малдер проснулся ночью, сказал три раза «Мама», закрыл глаза и умер. Сердце остановилось. Не дожил даже до возраста Христа. Его Саша…


promo soullaway october 30, 2017 19:33 34
Buy for 50 tokens
Когда в комментариях первый раз мне посоветовали написать книгу по истории нашей рок музыки, я улыбнулся. Потом мне посоветовали это сделать второй раз, третий, пятый. Я задумался. Крепко задумался. Ребята и девчата. Какую я могу написать книгу? Я не очевидец каких-то событий, я незнаком ни с кем,…

  • 1
Ну я не согласна, что это тупо перечисление пьянок. Это же не то, что вот: сидели, пили дома трое суток, ничо не помню. Тут так весело, с друзьями, ездили везде, много интересного видели, было прикольно. Алкоголь как бы шлейфом идёт — по ходу подогревались, чтобы растормозиться и расслабиться окончательно.
Я знаю разницу между унылой пьянкой "чтоб напиться и забыться" и весёлыми приключениями, сопровождаемыми алкоголем для антуражу.

Вот! Наш человек. А так-то бывал я и на мероприятиях когда из квартиры только в магазин выходили. Но то было как-то уж очень давно. Сейчас так проводить время скучно.

  • 1