soullaway (soullaway) wrote,
soullaway
soullaway

Categories:

Мика

Мика любил развлекаться. А кто не любит? Все любят. Но Мика развлекался как-то уж очень много и демонстративно. Он всё время пил дорогое пиво, курил траву в промышленных масштабах и что-то нюхал. А самое главное постоянно стремился угостить чем-то всех окружающих. То пивом, то фисташками, то мороженым, то наркотиками. Последним особенно. Ему хотелось казаться своим в доску. Простым нормальным парнем. Парнем, но с налётом таинственности. По-моему, он пересмотрел фильмов про гангстеров. Вот только у нас гангстеры не водились. Были менты, были бандиты, были обычные люди как я. Таких было большинство. Но вот гангстеров не было. Они водились исключительно на DVD дисках.

Познакомил нас Денис. Привёл ко мне в магазин этого долговязого белобрысого парня и познакомил. Постояли, покурили и разбежались. Они пошли дальше по своим наркоманским делам, а я отправился разгружать очередную машину. Мало ли я видел этих случайных пассажиров в своей жизни? Сегодня они вместе мутят траву, а завтра кидают друг друга на деньги и поливают грязью.

Моя юность пропахла дешёвыми портвейнами. Иногда там встречались водка и самогонка. Денис же предпочитал запах горелых тряпок. Примерно так воняет конопля, если вы не знаете, конечно. Связь же с Денисом у меня была простой. Он тоже любил читать книги. На этой почве и сдружились.

В конце того лета я трудился грузчиком в магазине с безликим названием – «Путёвый». Мне всё время хотелось его обозвать непутёвым. У магазина была занятная история. Первый владелец умудрился в 90-е проскочить как-то между двурукими бандитами и неправоверными ментами. Ему удалось построить двухэтажное здание на одной из центральных улиц и ни с кем не поругаться. На первом этаже он открыл продуктовый магазин, а на втором жил сам как купец. Жил широко. Устраивал потные дискотеки, которые слышал весь район, заказывал неизящных стриптизерш, которых видел весь район. В начале нулевых сумел сколотить неплохие деньги, но заскучал. Ушёл драйв эпохи. Зато появилось море хорошего и качественного алкоголя. Им-то владелец магазина и заинтересовался. Заинтересовался плотно. Дискотеки и стриптиз прекратились.

Когда было пропито всё, включая и сам магазин, он валялся пьяный на втором этаже и спал на обоссаном матрасе. Я знаю парней, которые загружали его в автомобиль. Разумеется, загружали за отдельную плату. Он так и не проснулся, пока его спускали по лестнице вместе с диваном. Грузовой автомобиль увёз бывшего владельца в неизвестном направлении. Наверное, лучше и не знать в каком. Потом около года в здании был ремонт. Появились весёлые таджики, штукатурка, и оркестр из перфораторов. А дальше наконец-то всплыл новый владелец. Точнее откинулся с зоны. Этот в отличие от предыдущего до состояния скотины не напивался. Ошеломительный срок то ли в десять, то ли в одиннадцать лет не позволял себя так вести. За что он сидел не знаю. Знаю только, что никто из его подельников не стал фигурантом уголовных дел.

90-е пронеслись. Часть подельников нового владельца за это время убили. Но зато уцелевшие выпрыгнули из спортивных штанов и очутились сразу посреди респектабельной жизни. С безвкусными, но дорогими домами и автомобилями, на которые простой смертный не заработает никогда. Они-то и вспомнили о том, что было в самом начале их карьеры. Вспомнили и подарили магазин с каким-то стартовым капиталом тому человеку, который умеет держать язык за зубами. Этот человек теперь был моим начальником. Видел я его один раз в неделю. Он приезжал спросить, как идут дела. К деньгам не прикасался. Вёл себя скромно. Любил стать в очередь и внимательно слушать, как общаются его продавщицы с покупателями. Всегда в джинсах и рубашке с длинным рукавом. Вокруг ходили люди в шортах и футболках, но хозяин, а именно так его называли, не любил демонстрировать свои синие звезды, набитые на коленях. Так же он не щеголял и остальными татуировками, которыми были густо усеяны его руки. Сегодня про персонажей вроде него снимают сериалы. Как будто других людей в 90-е и не было.

Мика появлялся в магазине нечасто. Но иногда мы случайно встречались на районе. Он всегда порывался угостить меня пивом. Я отказывался. Пару раз мы пересекались в общих компаниях. Я смотрел как он и мои знакомые что-то нюхают. Чаще они курили траву через пластиковую бутылку. Как-то раз он зашёл ко мне в магазин. Предложил выпить пива. Пить на работе не рекомендовалось. В очередной раз мне пришлось отказаться. Мы вышли на улицу и закурили.

- Слушай, а ты не знаешь где взять фена? – По какому-то странному стечению обстоятельств я знал. Даже ходить далеко не пришлось бы. На втором этаже здания хозяин открыл отдел с дорогими тряпками. Набрал туда молодых красивых продавщиц. Одна из продавщиц точно курила траву и нюхала фен. Откуда я знал? Да просто знал и всё. Внутренний радар у меня так работал. Кстати этот же радар советовал не связываться с Микой. Естественно я связался. Ну, вроде нормальный малый. Щедрый, добродушный, с вечной улыбкой дебила на лице. Самое то связаться-то.

- А много надо?

- Да не. Пару грамм.

- Я спрошу. Зайди завтра. – Мика обрадовался. Улыбка стала ещё шире. 

- Обязательно зайду. Ты только не забудь.

- Я ничего не забываю. – Обманывать Мику мне не пришлось. Продавщица Юля сама появилась к концу рабочего дня. Худая, красивая, с ярким маникюром и в зелёных кроссовках. Почему-то она любила сесть около меня на пивной ящик и закурить. Иногда рассказывала о своих похождениях.

Её вечеринки отличались от моих. То она ездила в лес, и под проливным дождём наевшись таблеток, плясала пять часов. То была на каком-то закрытом мероприятии, где на столах вместо привычных столовых приборов лежали самокрутки с коноплей. Почему-то спустя пару месяцев после знакомства она стала мне об этом рассказывать. Делилась самым сокровенным. Все её истории сопровождались звонким смехом здорового человека. Он вызывал внутри меня тревожное волнение. Да чего там говорить? В такой смех можно было запросто влюбиться. В общем, хорошая девчонка. Интересная. К кому, как ни к ней обращаться с просьбой, приобрести пару грамм наркотиков?

- Юль, а ты можешь взять фена?

- Могу. – Помолчав секунду, уверенно добавила – Я всё могу. А тебе зачем? Ты ж вроде не по этой теме.

- Мне надо.

- Тебе или ещё кому-то?

- Мне.

- Ну, если тебе, то могу. – Примерно так доверчивые девушки попадают в тюрьму. Примерно так и я бы мог бы попасть в тюрьму. Почему-то приобретение наркотиков молодые люди расценивают как небольшое приключение. О лишении свободы никто не задумывается. А если и задумывается, то мельком и невзначай. Словно это что-то такое, что бывает с другими, ну как смерть или инвалидность. Вот вы же никогда не задумывались о том, что такое потерять случайно руку? Я лично нет.

- Завтра есть вариант взять?

- Есть. С тебя кстати причитается.

- С этим разберёмся. – Юлька дружелюбно улыбнулась. Обычно так улыбаются собакам. Иногда кошкам. Молодым людям, которые вызывают интерес, девушки, улыбаются иначе. Это я к тому времени уже успел усвоить. – Ну, значит, завтра я зайду к тебе или ты сюда спустишься?

- Сама спущусь. – Опять улыбка.  Опять эти глаза. Почему-то я представил нас вместе на берегу реки. Над нами висела мармеладная долька луны. Кажется, мы обнимались. Потом я вспомнил, что такие улыбки предназначаются собакам. Иногда кошкам. Их тоже кстати обнимают. Я не хотел быть псом в отличие от немолодого американского певца. Кошкой тем более. Но ничего другого Юля мне не предлагала.

Рабочий день всегда начинался с разгрузки хлеба. Подъезжала вкусно пахнущая машина и водитель передавал мне деревянные лотки. Часто они были ещё тёплыми. Через несколько лет хлеб и батоны начнут упаковывать в противный полиэтилен, но тогда эта мода ещё не пришла. Водителем был немолодой мужчина. Всегда сухо здоровавшийся и таскавший за ухом сигарету. Когда он передавал мне лотки – всегда два за один раз, он ставил один на другой, я разглядывал его морщины и седые волосы. Примерно пятьдесят лет назад он родился в другой стране. Вокруг распахивали целину, строили АЭС, конструировали сверхзвуковые бомбардировщики и запускали спутник с собакой Лайкой. В окружающем мире бушевали революции. В Китае культурная, на Кубе под руководством человека, изображение которого позже будут носить молодые прыщавые юноши на футболках. Когда рухнул Союз, водителю было уже лет сорок. Жизнь проходила неспешно и размерено. Что в ней было интересного? Детский сад, школа, техникум, армия. Позади тридцать лет за баранкой. Сколько-то ещё впереди. Про таких мужиков кино не снимают. Таких мужиков большинство вокруг. Он мог стать космонавтом, выбрать профессию военного. Бегал бы где-нибудь в джунглях или песках с автоматом наперевес. На худой конец стал бы инженером и проектировал бы что-то в закрытых НИИ. Вместо этого он выбрал скучную жизнь обычного человека. Интересно я таким же буду? Вопрос риторический. Я таким уже стал. Да и вы тоже. Просто пока не заметили. 
 

Дальше я разгружал машину с молоком. Мне передавали увесистые ящики, где хранились пакеты. Тут уже водителем был мой ровесник. У него всё время играл какой-то противный русский шансон. Хотелось стукнуть молотком по магнитоле, вспороть отверткой динамики и заставить колонки замолчать навсегда. Потом была пауза примерно в час. Я бродил по торговому залу, доставляя в холодильники пиво, курил сидя на ящиках в подвале и чего-то ждал. То ли чуда, то ли когда меня позовут разгружать очередную машину. Каждый день был похож на предыдущий. Отличалась лишь длина очереди, стоявшая в отдел с алкогольной продукцией. На праздники она имела свойство удлиняться.
- Привет. – Только услышав шорох на ступеньках, я уже знал, что это Юля. Так рано больше некому было идти ко мне подвал. Руководство меня проверяло лишь первую неделю. Поставщики приходили ближе к обеду. 

- Привет-привет.

- Короче расклад такой. В обед я могу отпроситься с работы и съездить за весом. – Почему-то весом называли требуемое количество наркотиков. – Естественно перед этим мне нужны деньги. – Денег у меня не было. Они точно были у Мики, но я понятия не имел, во сколько он придёт.  

- А что если ты не будешь отпрашиваться, и сделаем всё после работы?

- Не-а. Так не получится. - В этом Юлькином «не-а» крылось что-то зловещее и тревожное. Да и вся она не была похожа на ту девушку, в чей смех стоило бы влюбиться. Точно! Смех. Его не было. Вместо этого она была полна твёрдой решимости и преисполнена предельной внимательности. Всё что говорила Юля, не требовало моих ответов. Она диктовала условия. Так было принято в среде наркоманов. Тот, кто покупает товар всегда в проигрышном и зависимом положении. Проигрывать мне не нравилось. Это было одной из причин, почему я держался подальше от мира наркотиков, дискотек в лесах и закрытых вечеринок. Хотя если бы позвала Юлька я бы всё-таки пошёл. Но она не звала.

- Ну не получится, так не получится. Я позже зайду и занесу деньги.

- Идёт. – Наконец-то она улыбнулась, но не засмеялась. Да и чего смеяться-то? Мы же были не в цирке, а в подвале, уставленном ящиками с пивом, водкой и газировкой. Смешного мало.

Мика появился часам к десяти. Его внутренний радар словно уловил мою нервозность. Обычно улыбчивый сегодня он стал сосредоточенным и внимательным. Задумчиво порылся в карманах. Достав несколько смятых мелких купюр, засунул их обратно, не пересчитывая.

- Я понял, что у меня есть два часа, что б принести деньги. Жди. – Он выкинул палочку от леденца в урну и торопливо пошёл к выходу. Естественно я остался ждать. Куда мне было деваться? При этом ситуация мне нравилась всё меньше и меньше. Я зачем-то ввязался в помощники человеку, о котором не знал вообще ничего. И мне с этой сделки, где я выступал посредником не светило ничего. Мика был даже не близким другом моего друга, а просто случайным знакомым. Откуда вечно берутся эти люди с фисташками, дорогим пивом и улыбкой? И зачем я ввязался в эту авантюру? Впрочем, я знал зачем. Мне хотелось стать на одну ступеньку поближе к Юле. Приблизиться к её миру наполненному какими-то неведомыми мне приключениями. Внутри меня разливалось тревожное возбуждение от предчувствия преступления. Примерно такой же эффект возбуждения, наверное бывает у монахов перед мастурбацией. Или они обходятся без этого? Да хрен с ними. Важно, что Мика отсутствовал. И теперь уже возбуждение постепенно сменялось гнетущей тревогой.

Прошло два часа. Мики по-прежнему не было. Зато появилась Юля – встревоженно злая. Она ворчала, ругалась матом, потом нервно покурила и ушла. Сделка была сорвана. Я задумчиво разгрузил очередную машину. Приблизиться на одну ступеньку к девушке работавшей выше этажом не вышло. Да и чёрт с ней. Мало ли девушек вокруг? Хотя, честно говоря, мало. А может быть, и вообще нет. Ведь таких как Юлька, я больше не встречал. Ни тогда, ни после.

Мика же всплыл через месяц. Не сам. Мне о нём рассказал Денис. Оказалось, что Мика всё это время работал на ФСКН. Это кстати объясняло наличие в его карманах крупных купюр. Как и на чём он попался, Денис не знал. Зато знал, что Мика сдал кучу общих знакомых. Дениса не слил по какой-то счастливой случайности. И меня тоже. Правда, об этом я решил промолчать. В таком же молчании я пошёл разгружать очередную машину. Коробки с колбасой, увесистые консервы, ящики с пивом. Потом упаковки с бананами, ананасами, яблоками. Сколько тонн держали мои руки? Десять? Двадцать? Неважно. Важно, что мои руки не держали ни грамма от Юли. Интересно как бы я себя повел, когда мне заламывали бы руки и мордой укладывали в землю? А уложили бы обязательно. Я в этом даже не сомневаюсь. Это делается не для унижения. Так положено, что б у меня и мысли не возникло дёргаться. Что б жизнь чётко разделилась на до задержания и после. Мне повезло. Я не смог купить жалкие пару грамм. Небеса не разверзлись, жизнь не разделилась, а потекла себе дальше. Как вода из-под крана.

Юлька же на меня обиделась. Здороваться здоровалась, но свои истории больше не рассказывала. Из курилки исчезли ночные дискотеки с дорожками из кокаина. Ушли оттуда и самокрутки с травой. Мика, несмотря на своё сотрудничество с правоохранительными органами всё равно отправился в тюрьму. Денис уехал в США, а я остался. Алкоголик в отставке, ну или несостоявшийся драгдилер. Почти гангстер, чёрт побери. На этом можно было бы поставить точку. Вот только жизнь предпочитает многоточия.

- Короче, смотри. Это Миша. Он же Мика. – Михалыч протянул мне фотографию персонажа, о котором я ничего не слышал уже лет пять. – Не знаешь такого? – Я кивнул головой. Врать смысла не было. Мой начальник дослужился до подполковника, и враньё чувствовал нутром. Примерно как кобель чувствует сучку. – Короче к нему подходы бы найти.

- А как я найду? Он же сидел, теперь опытный.

- Это верно. Два года ему вкатили. Хотя следовало бы больше. Но благодаря ему я пару людей сделал крестниками.

- В смысле?

- В смысле крестник это тот, кого я закрыл.

- А, понял.

- Короче он откинулся-то уже давно. Бегает на твоём районе. Вот папка, полистай. Может чего, найдёшь интересного. Там и знакомые наверняка есть общие. – Начальник хищно улыбнулся. Он не сомневался, что в папке будут общие знакомые. Ещё меньше в этом сомнений было у меня.

- Полистаю на дежурстве.

- Ну, вот оно у тебя как раз сегодня.

- Буду изучать – На дежурстве я предпочитал читать книги. В этот раз моей настольной книгой должно было стать дело на Мику. Характеристики, распечатки телефонных переговоров, записки о проведенных мероприятиях, снова распечатки разговоров. Несколько записей прогулок Мики с диктофоном. Большинство подобных дел однообразны и скучны. Нет там захватывающих сюжетов. Но дело Мики меня увлекло. То и дело мелькали знакомые прозвища. Я видел, как он ходит у меня на районе с диктофоном и записывает тех, кого я знал. Проглотив папку за пару часов, я закурил и задумался.

Мика хороший улыбчивый парень. Во всяком случае, был когда-то. Ну, подумаешь, любил развлекаться. А кто не любит? Где-то он свернул не туда. Не в ту калитку. Его хлопнули. В тюрьму Мика не захотел. Вместо этого начал сдавать всех подряд. Ходить с диктофоном на закупки. Люди из-за этого сели в тюрьму. Сел он и сам. Жизнь штука длинная и непростая. Я вот не думал, работая грузчиком, что стану оперативником. Мика же видимо не ожидал, что его посадят. Подозреваю, сиделось ему неуютно. Совершил ли он подлость? А не мне его судить. И вряд ли у меня могут быть к нему вопросы.

Подходы же к Мике я так и не нашёл. После тюрьмы он ни с кем из общих знакомых не общался. Вернее с ним никто не хотел общаться. Ещё я выяснил, что Димку, с которым он любил нюхать фен, тоже посадили. Кажется на четыре года. Посадили и их общую подругу Марину. Маринка была яркой дамой. Она брала детскую коляску и выходила на прогулку со стаканом травы. Траву хранила где-то между подгузниками и бутылочками с детской смесью. Уже расфасованную оттуда и продавала. Её взяли дома. Дали семь лет. Ей я через знакомого опера передал пачку сигарет и привет. Она удивилась. Я не очень-то.

За месяц до вручения мне звезды старшего лейтенанта я ушёл из органов. С тех пор прошло ещё почти 10 лет. Последнее, что я слышал про всех этих людей, было неинтересным. Там было что-то о выпавших передних зубах у Марины и сломанном носе у Димки. С Микой же насколько я знаю, ничего плохого не случилось. Говорили, что его посадят на бутылку при встрече. Поломают молотком пальцы. Ещё хотели сунуть шило под бок. Много чего говорили, но никто ничего не сделал. Он где-то так и бегает до сих пор.

Улыбчивый, весёлый и пытающийся казаться своим в доску. Наверное, он всё-таки пересмотрел комедий, а не фильмов о гангстерах. С гангстерами я ошибся. Их ведь у нас не бывает. Наркоманов хватает, осужденных за распространение тоже с избытком. Есть даже оперативники. Я вот таким был. И все как один похожи на юмористов. А гангстеры это что-то далёкое. Встречающееся преимущественно в фильмах, скачанных из интернета.


Tags: Алфавит провинциальной юности
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Пляжные костюмы из далёких 50-х.

    1 Поговорим о прекрасном. Да, вот прямо так и начну сегодня. Собственно, что входит в категорию прекрасное? Да очевидно же. Девушки не только…

  • Женская мода 60-х годов.

    1 Сегодняшнюю подборку вряд ли будет интересно смотреть мальчикам. Хотя с другой стороны, почему бы и нет? В конце концов, мода связана с…

  • Джон Леннону 80!

    1 Моё окружение не было поклонниками группы The Beatles . Из всех моих знакомых я помню лишь двух человек, которые действительно хорошо…

promo soullaway october 30, 2017 19:33 34
Buy for 50 tokens
Когда в комментариях первый раз мне посоветовали написать книгу по истории нашей рок музыки, я улыбнулся. Потом мне посоветовали это сделать второй раз, третий, пятый. Я задумался. Крепко задумался. Ребята и девчата. Какую я могу написать книгу? Я не очевидец каких-то событий, я незнаком ни с кем,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments