Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

promo soullaway october 30, 2017 19:33 34
Buy for 50 tokens
Когда в комментариях первый раз мне посоветовали написать книгу по истории нашей рок музыки, я улыбнулся. Потом мне посоветовали это сделать второй раз, третий, пятый. Я задумался. Крепко задумался. Ребята и девчата. Какую я могу написать книгу? Я не очевидец каких-то событий, я незнаком ни с кем,…

Утукин

Господь бог засунул Эдика в железный стакан музыкального ларька, а я его там зачем-то нашёл. Или это он меня нашёл среди своих бесчисленных покупателей. Теперь-то уже и неважно. Сейчас, погодите, подкурю. Вот. Совсем другое дело. Вы не курите? Ну и правильно делаете. А я курю. Давно уже. Лет так двадцать. С Эдиком знаком и того дольше. Важно, что он меня сразу удивил. Очень необычный дядька. Во-первых, изящно изъяснялся. Вроде и на русском языке, но непривычно так. Да и вообще весь такой диковинный был. Чудной. Или чудный. Одну букву меняешь, а смысл полностью другой, заметили? Вот он-то как раз и научил меня обращать внимание на такие детали. На буквы, на слоги. Это собственно и будет, во-вторых и самых важных.

К слову Эдик подходил очень бережно. Каждое предложение строил так, словно открывал шкатулку с драгоценностями и аккуратно их оттуда мне показывал. Не хвастался, а скорее по-дружески делился своим богатством. Демонстрировал жемчуга, изумрудные ожерелья, алмазные запонки. И как вы уже наверняка поняли, главным нашим богатством было слово. В конце концов, в начале было ведь именно оно. И только потом появилось из небытия всё остальное.

Collapse )

Роза и Соловей

Колокольчик социальной сети тревожно демонстрировал, что кто-то просится в друзья. Нажав на оповещение, я увидел, что это Вася Пупкин. Посмотрел на фотографию. Конечно, я знал этого Васю. Только он не Вася, а Костик. Мы знакомы, уже целую вечность. А может и две. Добавил в друзья. Кажется, это была третья реинкарнация Костика в интернете. Две другие мёртвые страницы у меня уже точно значились в друзьях. Тут же всплыло новое непрочитанное сообщение. Пришлось раскрыть его для ответа.  

- Привет.

- Привет.

- Я в дурке лежал. -  Восхитительный диалог. Что я должен на это ответить? Изобразить радость? Удивление? Негодование? Сочувствие? Два часа назад я просунулся. С пробуждением моя голова раскололась на тысячу осколков. Мой отпуск кончался, друзья улетели, а завтра мне предстояло выйти на работу. Осколки от головы я склеивал с помощью холодного кваса. Назойливо засвербела мысль, что мне тоже не мешало бы показаться врачу. Может быть, меня признали бы сумасшедшим и освободили бы от трудовой повинности. Может быть, отправили бы в дисциплинарный санаторий. Хотел ли я этого? Нет. Я хотел тишины. Тишины не было, вместо неё в планшете щёлкали сообщения, которые щедро слал мне Костик. Он был неожиданно общительным. Двадцать лет назад, когда мы встретились, это был совсем другой человек. По-моему от того персонажа уже ничего и не осталось. Если только оболочка была чем-то похожа, но внутренности точно кто-то полностью заменил.

Collapse )

Лёха Ряба

Игрок за один вечер успевает пережить сотню смертей. Столько же раз он успевает воскреснуть. В принципе алкоголь схож по ощущениям. Наутро после грандиозной попойки мне лично не хочется жить. Я чувствую себя как простудившийся мертвец. И это лишний повод начать всё сначала. С чистого листа. Внутри образуется какая-то кристальная пустота. Её теперь можно заново чем-то заполнять. Пирожками с повидлом, беляшами, неинтересными сериалами, однообразной работой. Туда же сыпется рыбалка, очереди в магазинах, немытая посуда и несвежий хлеб. Ни черта этого не было в юности. Ну, кроме пустоты наутро. И ещё долгов. Долги были моими верными друзьями. На них можно было положиться. Они были надёжны как стоп-кран. Они всегда были рядом. Ими-то я и заполнял пустоту.

Collapse )

Зека

Мне было плохо. О, нет. Никаких подростковых соплей и ночных поллюций. Мне было плохо по-настоящему. Рвота выворачивала меня наизнанку. Она жадно сжимала моё горло и душила откуда-то изнутри. Я сидел на корточках за сараем и блевал. Меня не тошнило. Это называется именно блевать. Пятно рвоты растеклось по снегу и напоминало какой-то материк. То ли Африку, то ли Австралию. Сплюнув тягучие слюни и желчь я, пошатываясь, побрёл обратно в сарай.

Дочь вчера долго не могла уснуть. Она беспокойно ворочалась, пробовала пить воду из своей бутылочки. Потом снова ворочалась. Наконец ей это надоело, и она перелезла через жену ко мне под бок. Растолкала нас локтями, снова поворочалась. Затем резко уселась и посмотрела в шторы. Раздвинула их своими маленькими проворными руками. В щель заглянула тёмная бессонная ночь. Я успел рассмотреть несколько звёзд. Они были совсем непохожи на кремлевские. Дочь же их не заметила. Лишь громко сказала – «Не!». Стянула с меня одеяло и потащила его через жену к себе. Неожиданно быстро улеглась и заснула. Я же проглатывал тягучие слюни и чувствовал, как тошнота подступает откуда-то изнутри кишок. Словно оттуда рвалось наружу небо.

Collapse )